ГлавнаяПетрухин Н. П. → Вот так мы работали!

Петрухин Николай Петрович

Заслуженный пенсионер и ветеран атомной промышленности. Прошел путь от ведущего инженера до начальника отдела развития мощностей. Награжден знаками отличия и наградами: «Е.П.Славский», «Академик И.В. Курчатов» 2-й степени, «За заслуги перед атомной отраслью» 1-й степени и другими.

Вот так мы работали!

Я пришел в Минсредмаш в 1980 году. До этого занимался строительством олимпийских объектов в Москве. Олимпийская деревня, стадионы, гаражи, гостиницы, Центральный дом туриста – объекты, в строительстве которых я принимал непосредственное участие. По итогам этой деятельности меня рекомендовали в Минсредмаш. Сначала я получил должность ведущего специалиста 17 Главного управления, где курировал объекты в Эстонии, Латвии и Дубне. А через два года меня перевели в Первое главное управление – горное, где и работаю по сей день.

Я даже не представлял что такое Минсредмаш. И хотя мы работали недалеко и часто проходили мимо здания Минсредмаша, мы не подозревали, что в нем находится. Более того, мой шеф проходил практику в Минсредмаше, но каждый раз говорил, что не знает что это за здание.

Когда я туда пришел, меня поразил масштаб работ, проводимых этим министерством. Горные работы, курируемые Первым главным управлением, проводились на территории всего Советского Союза! Мне дали два самых больших объекта: Ленинабадский ГХК и Новоийский ГМК. И хоть я прошел весь Север, знал, что такое Надым, Ямал, Норильск, Якутск, Чокурдах, Игарка, но размахов такого масштаба я не видел. Ведь только Новоийский ГМК занимал четыре области в Узбекистане! Таков был разброс объектов по добыче урана. Первые месторождения с которыми я познакомился, это Учкудук и «Мурунтау» в Заравшане. Когда я приехал на эти объекты, то увидел в первую очередь людей, приехавших работать в пустыне по направлению и оставшихся жить и работать в сложных климатических условиях по зову сердца. Жара, барханы, по рассказам первопроходцев, вместо воды привозили сухое вино в бочках, так как питьевой воды просто не было! Люди жили в палатках, потом строился  «старый город» — жилые бараки, больница, детсад, магазин, столовая и школа и тут же параллельно активно велось строительство промзоны — базы стройиндустрии, котельной (ТЭЦ-6), первой дизельной станции. В основном, в Минсредмаш приглашали молодых специалистов после окончания институтов и давали направление на работу. Им говорили: «Вы будете работать на строительстве самых больших объектов в СССР», и, зачастую, люди отправлялись, даже точно не зная куда.

Когда я приехал в Зарафшан, то меня повезли знакомить с технологией горных работ в открытом карьере месторождения « Мурунтау», по добыче золотосодержащих руд. Тогда он был еще не очень глубокий – 100-120 метров. Сейчас его глубина составляет порядка 320 м, это крупнейший в мире карьер по добыче золотосодержащих руд. Мне сказали: «Сейчас вам покажут, как в карьере добывают «золото». И на уазике повезли вниз. А рядом идут 110-тонные БелАЗы‑7519, наш уазик казался малюсеньким по сравнению с их гигантскими колесами! Мы спускались вниз по серпантину, я схватился за ручку, а она раскаленная от жары! Не знаю сколько градусов было в карьере, но я прикрыл голову рукой и чувствовал, как ее прожигает. Мы пробыли в карьере около часа, и все это время мне рассказывали, как здесь ведутся работы и добывается золото. Из карьера я выбрался еле живой. Вот таким было мое знакомство с комбинатом, которое я запомнил на всю жизнь. У меня есть фотография остановки автобуса современного Заравшана, на которой градусник показывает температуру плюс 63 градуса! И вот в таких условиях людям приходилось работать. Ночью температура опускалась до 35-40 градусов. Как из песни «40 градусов в тени» Я.Френкеля и И.Шаферана: «Сдаёт порою даже техника железная, Но закаляются сердца в такие дни! Хоть тень искать в пустыне – дело бесполезное, У нас сегодня сорок градусов в тени».

Потом началась повседневная работа. Я курировал самые большие объекты. Из интересных людей не могу не вспомнить начальника Первого главного управления Николая Борисовича Карпова. Он начинал шахтером, в 1931 г, окончил Лисичанский рабочий институт и стал горным инженером, а в 1939 г стал управляющим трестом «Донецкуголь». Во время войны в 1941-1942 г.г. – главный инженер 8-го Управления оборонительных сооружений Южного фронта, в 1942 руководит работами в Кузбассе, затем начальник треста «Молотовуголь», «Ленинуголь», начальник комбината «Челябинскуголь»  А с 1949 года был привлечён к работам по атомному проекту. Под его руководством и при непосредственном участии были спроектированы и построены предприятия по добыче и переработке ураносодержащих и других руд практически на всей территории Советского Союза. Он был героем Соцтруда, имел пять орденов Ленина. С такими людьми как Н.Б.Карпов, бывшие главные инженеры Первого ГУ Мамилов В.А., Дорофеечев И.В. было работать не только интересно, но и познавательно и в тоже время самому соответствовать очень высоким требованиям к работе.

В 1986 г у нас объединили 3 отдела: капитального строительства, оборудования и снабжения в один и меня назначили его начальником. Отдел стал называться отделом развития мощностей, в ведение которого входило расширение, реконструкция и строительство новых объектов на 11 горнорудных комбинатах и рудоуправлениях, расположенных на территории шести Республик Советского Союза – России, Украины, Узбекистана, Казахстана, Таджикистана и Киргизии, а также комплектация этих объектов необходимым оборудованием. Вот тогда пришлось поработать! Приходилось быть не только строителем - знать, как строить и когда вводить, но и дипломатом. Например, если ты строишь больницу, ты должен знать расположение кабинетов, где какие врачи сидят. И ты должен связываться с 3-м медицинским Главным управлением, чтобы под эти строящиеся объекты выделили медицинский персонал. Ведь в Узбекистане и Таджикистане не наберешь столько врачей, большинство медиков приезжало из России. Также должен был защищать титульные списки предприятий по капитальному строительству и в ГУПиКСе и в Госплане и в Минфине.

Два корифея, с которыми меня свела жизнь. Первый, это, конечно, Ефим Павлович Славский – интереснейший человек был. Когда я пришел, он уже был в возрасте, не тот, каким был в 50-х годах, но все его слушали всегда очень внимательно. Вот идет партсобрание и он говорит: «Партийная работа всегда должна быть на высоте это все отлично, но вы знаете, как у нас это было, когда я служил комиссаром у Буденного?» Во время гражданской войны он в первой Конной армии от простого конника дослужился до комиссара полка. А после окончания Гражданской войны пошел учиться в институт и окончил в 1933 году Институт цветных металлов и золота. Ефим Павлович и Николай Борисович Карпов были из одного города – Донецка. Оба занимались угольными шахтами. И они были друзьями. К Славскому никто не имел права войти до 9 часов утра кроме Карпова, который мог зайти и в 8 и в 7 утра (в 7 утра Ефим Павлович уже был на работе). И до начала рабочего дня Н.Б. Карпов уже решал все необходимые вопросы с министром. Ефим Павлович любил синий и красный карандаши. Если синим карандашом он писал «Надо сделать», то документы с «Красным» откладывались в сторону и подписанная «Синяя» бумага шла «впереди паровоза». Помню одну историю. На Букинае (ранее принадлежал Ленинабадскому ГХК) построили поселок, но не ввели поликлинику с больницей. Люди стали жаловаться, так как больных приходилось возить в больницы за 30-40 км. Мы с Н.Б.Карповым были по этому вопросу у Ефима Павловича уже с проработанными мероприятиями по вводу больничного комплекса. Он подписал синим карандашом, чтобы ввести этот комплекс в кратчайшие сроки. И были мобилизованы все силы проектировщиков, строителей Навоийского УС, а также служб комбината и нашего Главного управления и комплекс был введён в эксплуатацию в кратчайшие сроки.

13 октября 1985 года произошло землетрясение силой более 9 баллов в районе расположения Ленинобадского ГХК. Сильный вертикальный толчок привёл к полному разрушению около 700 квартир двух детских садов, средней школы, пострадал гидрометаллургический завод, автомобильный завод, насосной станции хвостохранилища ГМЗ и очень много других объектов. Госкомиссия по ликвидации последствий землетрясения, была создана приказом Министра от 26 октября 1985 г, и уже на следующий день мы начали работать на месте землетрясения. Нам пришлось задействовать строителей со всей отрасли из Навои, Дмитровграда, Степногорска, Ангарска и др. со своими техническими средствами и материалами. За 2 года практически все пострадавшие от землетрясения были обеспечены новыми квартирами, а в течение 3-5 лет были полностью восстановлены частично поврежденные жилые дома, корпуса заводов, ТЭЦ и объекты социального назначения. Строительные и проектные организации Минсредмаша были настолько мобильны и организованы с годами выработанной дисциплиной, что мы смогли сделать все собственными силами, не прибегая к помощи других министерств.

В школе я занимался спортивной греблей, это был мой конек. Однажды мы на байдарках даже прошли всю Волгу, от Москвы и до самой Астрахани. Потом появилась семья, дети и стало уже не до байдарок. Приходилось работать на двух работах, чтобы подержать семью. Мой сын Саша закончил МИФИ, он инженер-математик. Но окончание его учебы пришлось на начало 90-х годов. Предприятия атомной отрасли остались без надлежащего финансирования, в некоторых местах нечем было платить зарплату, и новых сотрудников просто не брали. Поэтому он реализовал себя в другой сфере. Но, уверен, мой внук пойдет по моим стопам и будет работать в атомной отрасли!

Сейчас моя основная работа – Председатель совета ветеранов АРМЗ. Наш генеральный директор Владимир Николаевич Верховцев очень хорошо понимает ветеранов и всячески нас поддерживает. С его помощью к 70-летию нашей отрасли мы смогли издать книгу «Сырьевая база атомной промышленности. События, люди, достижения», где мы рассказали про горные предприятия 1-го Главного управления (ныне АО «Атомредметзолото»-горнорудный дивизион Росатома-один из ведущих участников на мировом урановом рынке) Минсредмаша и о героизме  людей, на них работавших. Эта книга нужна не только для ветеранов, но и для молодежи. И хочу отметить, что молодежь сегодня приходит грамотная, и у нашей отрасли отличные перспективы на будущее!


Предприятия: Министерство среднего машиностроения СССР, аппарат (Минсредмаш СССР, Министерство атомной энергетики и промышленности СССР, Министерство Российской Федерации по атомной энергии, Минатом России, Федеральное агентство по атомной энергии, Росатом, Государственная корпорация по атомной энергии «Росатом», госкорпорация «Росатом»), Урановый холдинг «АРМЗ» (АО «Атомредметзолото»)

Персоналии: Дорофеечев И.В., Карпов Н. Б., Мамилов В.А., Славский Е. П., Верховцев В.Н.