Обращение к сайту «История Росатома» подразумевает согласие с правилами использования материалов сайта.
Пожалуйста, ознакомьтесь с приведёнными правилами до начала работы

Новая версия сайта «История Росатома» работает в тестовом режиме.
Если вы нашли опечатку или ошибку, пожалуйста, сообщите об этом через форму обратной связи

Участники проекта /

Мышинский Александр Михайлович

Заме­сти­тель гене­раль­ного дирек­тора - глав­ный кон­струк­тор ура­но­вых ГЦ НПО «Цен­тро­тех»
Мышинский Александр Михайлович

На ком­би­нат я при­шел в 1988 году после окон­ча­ния Уральского поли­тех­ни­че­ского инсти­тута. Я окон­чил меха­нико-маши­но­стро­и­тель­ный факуль­тет и пер­во­на­чально должен был рас­пре­де­литься в службу глав­ного меха­ника УЭХК. Но в процессе оформ­ле­ния мне пред­ложили другое место работы: на УЭХК созда­ва­лось новое под­раз­де­ле­ние — кон­струк­тор­ское бюро, кото­рое должно было заниматься раз­ра­бот­кой обо­ру­до­ва­ния и оснастки для блока раз­ра­бот­чи­ков газо­вых цен­три­фуг. Форми­ро­вался новый моло­дой кол­лек­тив. Мне пред­ложили войти в него, я согла­сился и начал рабо­тать инже­не­ром-кон­струк­то­ром. Началь­ни­ком бюро у нас был Ген­на­дий Васи­лье­вич Заха­ров, опыт­ный, я бы даже ска­зал, сверх­опыт­ный спе­ци­а­лист, кото­рый нас, тогда моло­дых ребят, собрал под свое крыло, очень многому научил и ока­зал большое вли­я­ние в плане про­фес­си­о­наль­ного ста­нов­ле­ния. Инже­не­рами мы стали благо­даря ему. Он уже давно на пен­сии, но своим пер­вым и основ­ным учи­те­лем в про­фес­сии я счи­таю именно его. Через небольшой промежу­ток времени я уже дорос до руко­во­ди­теля группы, кото­рая занима­лась раз­ра­бот­кой вспомога­тель­ного обо­ру­до­ва­ния для изго­тов­ле­ния элемен­тов рото­ров газо­вой цен­три­фуги. Я про­ра­бо­тал на предпри­я­тии несколько лет, и нача­лись 1990‑е — период очень слож­ный для отрасли в целом и для ком­би­ната в част­но­сти, как, впро­чем, и для всей страны. Но я должен ска­зать, что работа на ком­би­нате в это слож­ное время в плане соци­аль­ной защищен­но­сти была очень хорошо орга­ни­зо­вана. УЭХК, навер­ное, это уни­каль­ное предпри­я­тие в атом­ной отрасли, на кото­ром за весь период 1990‑х годов не было ни одной задержки зара­бот­ной платы даже на один день! Зарплата выда­ва­лась все­гда. Поэтому, с одной сто­роны, 1990‑е годы были непро­стым време­нем, но с дру­гой сто­роны, благо­даря руко­вод­ству УЭХК, а также тому мощ­ному про­из­вод­ствен­ному и тех­ни­че­скому потенци­алу, кото­рый был накоп­лен у ком­би­ната, все-таки мы тот кри­зис­ный период пре­одо­лели и, я счи­таю, пре­одо­лели вполне достойно. Одной из при­чин, поз­во­лившей УЭХК пережить тяже­лые 1990‑е, стала программа ВОУ-НОУ. Благо­даря этой программе ком­би­нат смог полу­чать ста­биль­ную при­быль и доходы в твер­дой валюте, что давало возмож­ность пла­тить зарплату тру­до­вому кол­лек­тиву, раз­ви­вать про­из­вод­ство, под­держи­вать смеж­ни­ков и обес­пе­чи­вать нормаль­ную устой­чи­вую работу и даже раз­ви­тие предпри­я­тия.

Мы участ­во­вали в раз­ра­ботке газо­вых цен­три­фуг начи­ная с 7‑го поко­ле­ния машин. Непо­сред­ственно раз­ра­бот­кой самой цен­три­фуги в тот период я не занимался, повто­рюсь, мы занима­лись раз­ра­бот­кой обо­ру­до­ва­ния для изго­тов­ле­ния цен­три­фуг. Пер­во­на­чально это было лабо­ра­тор­ное обо­ру­до­ва­ние, кото­рое опро­бо­ва­лось лабо­ра­то­рией цеха УЭХК. И уже в даль­нейшем, на осно­ва­нии работы на этом обо­ру­до­ва­нии, форми­ро­ва­лись тех­но­логи­че­ские инструкции и регламенты, кото­рые пере­да­ва­лись вме­сте с кон­струк­тор­ской докумен­тацией на предпри­я­тия-изго­то­ви­тели, где сна­чала шла подго­товка, а затем и орга­ни­за­ция про­из­вод­ства газо­вых цен­три­фуг. В основ­ном мы раз­ра­ба­ты­вали обо­ру­до­ва­ние для упроч­не­ния кон­струкции ротора. Напри­мер, для запуска в про­из­вод­ство машины 7‑го поко­ле­ния необ­хо­димо было обес­пе­чить изго­тов­ле­ние высо­ко­мо­дуль­ного угле­род­ного жгута. У нас была соб­ствен­ная раз­ра­ботка — лабо­ра­тор­ная уста­новка гра­фи­тации, на кото­рой мы научи­лись полу­чать высо­ко­мо­дуль­ное угле­род­ное волокно. Затем мы раз­ра­бо­тали промыш­лен­ную уста­новку. УЭХК изго­то­вил 72 таких уста­новки, пере­дал их на предпри­я­тие, где созда­вался уча­сток по изго­тов­ле­нию высо­ко­мо­дуль­ного угле­род­ного волокна. Мы сво­ими силами про­вели мон­таж этого обо­ру­до­ва­ния и запу­стили его в про­из­вод­ство. В тот период было налажено изго­тов­ле­ние волокна для ГЦ‑7, а потом и для ГЦ‑8. Эти цен­три­фуги дела­лись из одних и тех же мате­ри­а­лов. Раз­ница заклю­ча­лась в том, что для цен­три­фуги 8‑го поко­ле­ния была про­ве­дена рас­четно-кон­струк­тор­ская опти­ми­за­ция, кото­рая поз­во­ляла перейти на большую ско­рость и, соот­вет­ственно, на более высо­кую про­из­во­ди­тель­ность. Раз­ли­чие между восьмой и седьмой маши­нами было именно в ско­ро­сти, а не в разме­рах. Вообще, срок раз­ра­ботки каж­дого поко­ле­ния цен­три­фуг состав­лял у нас порядка 9–13 лет. Это доста­точно дли­тель­ный срок, но он свя­зан с тем, что про­во­дится большое, если не ска­зать огром­ное, коли­че­ство испыта­ний, пре­жде чем машина пой­дет в серию. Ведь ей пред­стоит рабо­тать деся­ти­ле­ти­ями! И мы должны быть уве­рены в ее надеж­но­сти, в том, что она на всем про­тяже­нии экс­плу­а­тации будет выда­вать харак­те­ри­стики, изна­чально в нее заложен­ные. Сегодня мы стремимся к тому, чтобы срок пере­хода от машин одного поко­ле­ния к маши­нам сле­дующего поко­ле­ния сокращался. Напри­мер, срок пере­хода от ГЦ‑9 к ГЦ‑9+ был зна­чи­тельно меньше, потому что, по сути, это был некий апгрейд машины преды­дущего поко­ле­ния. И хотя раз­ра­ботка новых поко­ле­ний машин тре­бует все-таки более дли­тель­ного времени, сокраще­ние сро­ков пере­хода, конечно же, будет. Такого результата можно достичь за счет при­ме­не­ния циф­ро­вых тех­но­логий, а также исполь­зо­ва­ния тех зна­ний, кото­рые мы уже накопили. Многие элементы кон­струкции не надо будет про­ве­рять и испыты­вать. Но тем не менее сами испыта­ния, пре­жде чем машина будет сда­ваться при­емоч­ной комис­сии, потре­буют времени. Рост про­из­во­ди­тель­но­сти, свя­зан­ный с внед­ре­нием каж­дой новой серии ГЦ, есте­ствен­ным обра­зом при­во­дит к тому, что для выпуска одного и того же объема про­дукции нам тре­бу­ется меньшее коли­че­ство машин. Соот­вет­ственно, мы полу­чаем эко­номию в удель­ном изме­ре­нии, то есть раз­де­ле­ние урана ста­но­вится дешевле. И это, соб­ственно, один из основ­ных пока­за­те­лей, кото­рый мы стремимся выпол­нять. Наша задача — сде­лать машину деше­вую, но очень надеж­ную. Это каса­ется всех сто­рон, не только самой газо­вой цен­три­фуги, но и вспомога­тель­ного обо­ру­до­ва­ния, кото­рое исполь­зу­ется на экс­плу­а­ти­рующих предпри­я­тиях, и экс­плу­а­тации, и вывода обо­ру­до­ва­ния из экс­плу­а­тации. В каком направ­ле­нии может эво­люци­о­ни­ро­вать дальше кон­струкция газо­вых цен­три­фуг? Мы уже под­хо­дим к той черте, когда те кон­струкци­он­ные мате­ри­алы, кото­рые реально сей­час суще­ствуют и кото­рые прак­ти­че­ски можно исполь­зо­вать, уже близки к пре­делу своих возмож­но­стей. Да, еще есть возмож­ность уве­ли­чи­вать ско­рость. Сегодня в кон­туре Госкорпо­рации «Роса­том» есть заме­ча­тель­ная компа­ния, кото­рая занима­ется раз­ра­бот­кой и выпус­ком угле­род­ных воло­кон. Мы рабо­таем с ними в тес­ной связке. Под наши задачи они раз­ра­ба­ты­вают угле­род­ные волокна и налажи­вают их выпуск на своих предпри­я­тиях. Поэтому сегодня наше основ­ное направ­ле­ние в раз­ви­тии — это пере­ход на более высо­ко­тех­но­логич­ные мате­ри­алы, из кото­рых изго­тав­ли­вают ГЦ. К насто­ящему времени раз­ра­бо­тана машина 10‑го поко­ле­ния. Если гово­рить об ее основ­ных отли­чиях от преды­дущих моде­лей, то это опять же большая про­из­во­ди­тель­ность. В этой уста­новке будут исполь­зо­ваны новые мате­ри­алы на основе угле­род­ного волокна. ГЦ‑10 предъяв­лена при­емоч­ной комис­сии, кото­рая дала рекомен­дацию к изго­тов­ле­нию опытно-промыш­лен­ной пар­тии. И сей­час этот процесс уже запущен. Так что машины 10‑го поко­ле­ния в ближайшие несколько лет должны пойти в серий­ное про­из­вод­ство. Как глав­ный кон­струк­тор по раз­ра­ботке ура­но­вых газо­вых цен­три­фуг, я сей­час занимаюсь раз­ра­бот­кой машины нового, сле­дующего за деся­тым, поко­ле­ния. В этой работе важна коор­ди­нация действий всех служб, свя­зан­ных с раз­ра­бот­кой, с форми­ро­ва­нием задач и тре­бо­ва­ний, таких как тех­ни­че­ское зада­ние на саму машину, а также тре­бо­ва­ний к тем мате­ри­а­лам и узлам, кото­рые будут в ней реа­ли­зо­вы­ваться. Если гово­рить об уве­ли­че­нии про­из­во­ди­тель­но­сти цен­три­фуги, то согласно тео­рии раз­де­ле­ния уве­ли­че­ние высоты машины дает линей­ный при­рост про­из­во­ди­тель­но­сти, а уве­ли­че­ние ско­ро­сти — это уже при­рост в квад­рате. Да, длина тоже поз­во­лит нам уве­ли­чить про­из­во­ди­тель­ность, но здесь уже надо смот­реть, насколько это будет затратно с точки зре­ния пере­на­ладки обо­ру­до­ва­ния заво­дов, кото­рые выпус­кают газо­вые цен­три­фуги. Вне­се­ние подоб­ных изме­не­ний в кон­струкцию ГЦ может потре­бо­вать зна­чи­тель­ных вложе­ний в модер­ни­за­цию предпри­я­тий-про­из­во­ди­те­лей. Поэтому более пра­вильно идти в рост ско­ро­сти. Наша основ­ная куз­ница кад­ров — это Уральский феде­раль­ный госу­дар­ствен­ный уни­вер­си­тет имени пер­вого пре­зи­дента Рос­сии Б. Н. Ельцина (бывший УПИ), пре­жде всего выпуск­ники физ­теха, чья спе­ци­аль­ность — элек­тро­ника. У нас суще­ствует целое под­раз­де­ле­ние, кото­рое занима­ется раз­ра­бот­кой вспомога­тель­ного обо­ру­до­ва­ния, СПЧС (спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ных пре­об­ра­зо­ва­те­лей частоты), систем управ­ле­ния для предпри­я­тий, — всем этим занимаются элек­тронщики. Также мы рабо­таем с НИЯУ МИФИ. Выпуск­ники нашего город­ского вуза (Ново­уральского тех­но­логи­че­ского инсти­тута Наци­о­наль­ного иссле­до­ва­тельского ядер­ного уни­вер­си­тета «МИФИ», сокращенно НТИ НИЯУ МИФИ) тоже подпи­ты­вают кадры наших предпри­я­тий. Я счи­таю, что подго­товка у них вполне достой­ная, тем более что мы ста­ра­емся брать моло­дежь после того, как они про­хо­дят у нас прак­тику, а затем у нас же пишут дипломы. Тогда мы можем видеть, насколько они подго­тов­лены для работы. После вуза моло­дым спе­ци­а­ли­стам необ­хо­димо про­должать наби­раться опыта, но уже непо­сред­ственно рабо­тая на предпри­я­тии. У нас такой ори­ен­тир: при­мерно три-пять лет нужно для того, чтобы выпуск­ник вуза вошел в тему, стал ква­лифици­ро­ван­ным спе­ци­а­ли­стом и был готов к само­сто­я­тель­ной работе. Сегодня обес­пе­чить этот процесс слож­нее, чем раньше, осо­бенно если срав­ни­вать с тем пери­о­дом, когда я начи­нал рабо­тать. Тогда была система рас­пре­де­ле­ния, все сту­денты попа­дали на рабо­чие места, за ними закреп­ля­лись настав­ники. Сей­час все счи­тают деньги, и для того, чтобы взять выпуск­ни­ков и подго­то­вить их к даль­нейшей работе, нужны вакант­ные места. Поэтому этот пере­ход — от выпуск­ника до про­фес­си­о­нала — несколько изме­нился. Если раньше смена поко­ле­ний про­хо­дила плавно, опыт­ные спе­ци­а­ли­сты учили моло­дых, а затем ухо­дили на пен­сию, то сей­час нужно, чтобы спе­ци­а­лист уво­лился и появи­лась возмож­ность на его место взять выпуск­ника вуза. Вот в этом заклю­ча­ется слож­ность. В 2021 году у нас было несколько совеща­ний по этим вопро­сам, и пре­зи­дент Топ­лив­ной компа­нии Ната­лья Вла­ди­ми­ровна Никипе­лова дала пору­че­ние наби­рать кадры в под­раз­де­ле­ния по раз­ра­ботке газо­вых цен­три­фуг. Мы это пору­че­ние в тече­ние прошлого и нынеш­него года выпол­няем, и сей­час у нас нала­дился при­ток моло­дых кад­ров. На мой взгляд, глав­ный кон­струк­тор должен пре­жде всего иметь глу­бо­кие зна­ния, опыт, уме­ние рабо­тать с людьми, спо­соб­ность форму­ли­ро­вать и ста­вить пер­во­оче­ред­ные задачи, ранжи­ро­вать про­блемы, вза­и­мо­действо­вать с кол­легами на других предпри­я­тиях, а также дово­дить свою позицию до руко­во­ди­те­лей как на предпри­я­тии, так и в управ­ляющей компа­нии. Ну и, конечно, вооду­шев­лять людей. Чтобы у них был блеск в гла­зах, жела­ние рабо­тать. Тогда все полу­чится!