Обращение к сайту «История Росатома» подразумевает согласие с правилами использования материалов сайта.
Пожалуйста, ознакомьтесь с приведёнными правилами до начала работы

Новая версия сайта «История Росатома» работает в тестовом режиме.
Если вы нашли опечатку или ошибку, пожалуйста, сообщите об этом через форму обратной связи

Участники проекта /

Ходырев Юрий Андреевич

Стаж работы в атом­ной отрасли 33 года. Рабо­тал на ПАО «Маши­но­стро­и­тель­ный завод» (МСЗ) инже­не­ром-экс­пе­римен­та­то­ром, заме­сти­те­лем началь­ника цеха, ведущим инже­не­ром охраны труда. Награж­ден зна­ком отли­чия в труде «Вете­ран атом­ной энерге­тики и промыш­лен­но­сти».
Ходырев Юрий Андреевич

В сере­дине 2000-х годов между Рос­сийским проф­сою­зом атом­ной энерге­тики и промыш­лен­но­сти и проф­союз­ной орга­ни­за­цией Север­ной энерге­ти­че­ской компа­нии Вьет­нама были очень тес­ные связи. Делегации вьет­нам­ских проф­сою­зов при­езжали к нам, а наши работ­ники бывали на предпри­я­тиях ино­стран­ной сто­роны. В составе одной из таких ока­за­лись и два пред­ста­ви­теля проф­союза Маши­но­стро­и­тель­ного завода — заме­сти­тель пред­се­да­теля проф­союз­ного коми­тета Вале­рий Вла­ди­ми­ро­вич Бес­па­лов и я, как руко­во­ди­тель комис­сии по Кол­лек­тив­ному дого­вору.

Поездка состо­я­лась в конце октября – начале ноября 2007 года. Надо ска­зать, это был не про­сто обмен опытом. В то время велись перего­воры о стро­и­тельстве во Вьет­наме атом­ной станции. 

И посред­ством такой народ­ной дипло­ма­тии мы рас­ска­зы­вали вьет­нам­ским това­рищам о надеж­но­сти, эко­логич­но­сти, без­опас­но­сти наших АЭС. Это было далеко не лиш­ним, так как с Рос­сией кон­ку­ри­ро­вали Китай, Франция и Япо­ния — страны с большим опытом стро­и­тельства АЭС. 

График поездки был очень насыщен­ным. За десять дней у нас было восемь офици­аль­ных встреч в раз­ных горо­дах Север­ного Вьет­нама, поэтому прак­ти­че­ски все время мы про­во­дили в авто­бусе и каж­дый день ноче­вали в раз­ных горо­дах. Но все неудоб­ства такой коче­вой жизни с пере­ез­дами и тас­ка­нием туда-сюда чемо­да­нов забы­ва­лись благо­даря тому, какой прием нам устра­и­вали наши вьет­нам­ские това­рищи.

Кроме большой офици­аль­ной программы, вьет­нам­ские това­рищи ста­ра­лись пока­зать нам кра­соту своей страны, кото­рой они очень гор­ди­лись. А мы гор­ди­лись своей стра­ной (Совет­ский Союз – это моя страна, я в ней родился), осо­бенно в одном пункте марш­рута. Нам пока­зы­вали элек­тро­станцию, сде­лан­ную цели­ком в теле горы, а наверху было гор­ное озеро.

Мы к тур­бин­ному залу шли по широ­кому тон­нелю чуть ли не пол­ки­лометра. Понятно, почему эту гид­роэлек­тро­станцию в гору спря­тали, – чтобы аме­ри­канцы не раз­бом­били. И здесь, внутри, совет­ские спе­ци­а­ли­сты уста­но­вили тур­бины, рас­пре­де­ли­тель­ную под­станцию, сопут­ствующие системы и пункт управ­ле­ния. Все это обо­ру­до­ва­ние, кото­рое столько лет надежно рабо­тало, было нашим, совет­ским. Про­ехав по Север­ному Вьет­наму, побы­вав в горо­дах Ханое, Нинь­бине, Бак­нине, Халонге, в гор­ной стране Шапа, мы были поражены тем, как кра­сива и раз­но­об­разна эта страна. Но самое большое впе­чат­ле­ние на нас про­из­во­дили встречи с обыч­ными людьми. Там, где мы оста­нав­ли­ва­лись, нас все­гда ждал очень теп­лый прием. Вообще вьет­намцы живут небогато, тем трога­тель­нее было то, что про­стые люди сразу пыта­лись нас накормить. В одной дере­вушке пред­ложили отве­дать рис, сва­рен­ный в стебле бам­бука. Ну как было не попро­бо­вать. Навер­ное, у наро­дов, кото­рые пережили много горя и тягот, как у рос­сийского и вьет­нам­ского, появ­ляются общие доб­рые черты.

На сле­дующий год мы на МСЗ при­нимали делегацию вьет­нам­ского проф­союза Север­ной энерге­ти­че­ской компа­нии во главе с пред­се­да­те­лем, у кото­рого была запоми­нающа­яся фами­лия Вангог. Конечно, мы поста­ра­лись рас­ска­зать о предпри­я­тии, пока­зать наш город и наш дет­ский оздо­ро­ви­тель­ный лагерь.

А насчет атом­ной станции во Вьет­наме – в 2009 году было подпи­сано соглаше­ние о ее стро­и­тельстве. Потом, по просьбе Вьет­нама, стро­и­тельство было ото­дви­нуто.

Я рабо­тал на заводе с 1978 по 1990 год в цехе № 55 инже­не­ром-экс­пе­римен­та­то­ром, с 1990 по 2009 год был заме­сти­те­лем началь­ника цеха № 62, с 2009 по 2011 год — ведущим инже­не­ром отдела охраны труда. В   80-е годы рабо­тал в совете моло­дых спе­ци­а­ли­стов, изби­рался в коми­тет ВЛКСМ завода, а с 1999 по 2011 год вошел в состав и затем стал чле­ном пре­зи­ди­ума проф­союз­ного коми­тета пер­вич­ной проф­союз­ной орга­ни­за­ции ПК ППО, возглав­лял комис­сию ПК ППО по заклю­че­нию Кол­лек­тив­ного дого­вора. Сегодня на заслужен­ном отдыхе.

Если оха­рак­те­ри­зо­вать обще­ние с вьет­нам­скими парт­не­рами, это были встречи, пол­ные дружбы, улы­бок и непод­дель­ной радо­сти. Большин­ство вьет­намцев, с кото­рыми мы встре­ча­лись, хорошо гово­рили по-рус­ски — они когда-то жили, учи­лись, рабо­тали в СССР. У всех были очень хорошие и доб­рые воспоми­на­ния о том времени и о Совет­ском Союзе. С глу­бо­ким уваже­нием отзы­ва­лись они о совет­ских людях, их неоце­нимой помощи в войне про­тив аме­ри­канцев и после­во­ен­ном вос­ста­нов­ле­нии страны.