ГлавнаяЖиряков С. М. → «Мы знаем, город будет..»

Жиряков Степан Михайлович

Советник генерального директора АО «Атомредметзолото», Заслуженный работник горнодобывающей промышленности Читинской области. Награждён медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» II cтепени, нагрудными знаками «Шахтёрская слава» I, II и III степени, «За вклад в развитие атомной отрасли» I и II степени и «Ветеран атомной энергетики и промышленности». Заместитель председателя Комитета Совета Федерации по агропродовольственной политике и природопользованию (2013 – 2018 г.г.).

«Мы знаем, город будет..»

Как то подзабылось в последнее время, что Первое главное управление  (ПГУ) Минсредмаша занималось не только добычей урана, но весьма успешно и добычей редких металлов, практически полностью обеспечивая потребности в литии и бериллии своих предприятий и НИИ, других высокотехнологичных отраслей, в первую очередь аэрокосмическую и микроэлектронику. Наш Министр, Ефим Павлович Славский, был инженер-металлург, работал на заводах цветной металлургии, и он прекрасно понимал роль и значение редких металлов в научном и техническом прогрессе. И именно по его инициативе в 1956 году рудоуправления Минцветмета, занимающиеся добычей и обогащением литий-бериллиевых руд, были переданы в Минсредмаш. Но не только  добыча редких металлов, но и перспективы развития  горнодобывающей отрасли страны в целом, как у выдающегося государственного деятеля, прекрасно понимающего её значение в социально-экономическом развитии СССР  всегда были в сфере его внимания. Минсредмаш отличался и в добыче золота на Навоийском ГОКе, и добычей и огранкой изумрудов в Малышевском рудоуправлении. Ефим Павлович проявлял большой интерес и даже инициировал освоение ещё в 60-х прошлого столетия крупнейшего Удоканского месторождения меди, которым начали всерьёз заниматься только сейчас. Тоже можно сказать и о его внимании к крупнейшему месторождению золота России в Иркутской области – Сухой лог. Поэтому, когда маршал Ахромеев С.Ф., как ответственный секретарь Совета обороны СССР, обратился с сов. секретной  докладной запиской в Политбюро ЦК КПСС с обоснованием о необходимости резкого увеличения добычи тантала, то Ефим Павлович Славский просто не мог остаться в стороне от этого и Министерству было поручено построить ГОК на базе Этыкинского редкометального месторождения. В те времена даже бытовала среди редкометальщиков Минсредмаша расхожая байка, приписываемая Ефиму Павловичу Славскому: «Уважаю уранщиков за их масштабы, но люблю редкометальщиков за их редкость».

Были в деятельности этих предприятий ПГУ и интересные исторические факты, о которых тоже мало информации. Поэтому, наверное, будет уместно в юбилейный для нашей атомной отрасли год хотя бы частично осветить эту страничку истории российской атомной энергетики и промышленности.

В годы Великой Отечественной войны и в послевоенное время добычей редких металлов занимались рудоуправления Министерства цветной металлургии, лития – Завитинское (ранее рудник Слюдянка) в Читинской области и бериллия – Малышевское на Урале.  Однако уже в 1954-1955 г.г. стало очевидным, что объемы добычи и обогащения литиевых и бериллиевых руд, на предприятиях Минцветмета СССР, не удовлетворяли потребности атомной промышленности и нужды обороны страны. Вынужденное участие СССР в термоядерной гонке вооружений в 50–60-е годы прошлого столетия обуславливало создания надежной минерально-сырьевой базы лития и его поставок. Требовалось резко увеличить объемы добычи и обогащения сподумен-бериллиевых руд Завитинским литиевым рудоуправлением в п. Первомайский Читинской области, из единственного в те годы в СССР Завитинского  месторождения с запасами 250 тыс. т  оксида лития. Поэтому, судьба рудоуправления и поселка круто изменилась после его посещения делегацией Минсредмаша во главе с начальником Первого главного управления Карповым Николаем Борисовичем и принятым после этого Постановлением Правительства от 17.03.1956 г. № 353-225сс, которым  Завитинское литиевое рудоуправление было передано из состава Минцветмета СССР в Минсредмаш СССР и приказом Министра переименовано в Рудоуправление № 16 ПГУ с условным наименованием «Предприятие почтовый ящик №18, г. Шилка». С этого момента началось проектирование и строительство принципиально нового предприятия по добыче и обогащению сподумен-бериллиевой руды. Приказом по Минсредмашу определялся рост добычи и переработки руды к 1966 году до 800 тыс. т руды в год для увеличения выпуска литиевого и попутно бериллиевого, танталового и касситеритового концентратов и кварц-полевошпатовой продукции.  Для скорейшей организации строительства в 1956 году в п. Первомайский была передислоцирована бригада военных строителей под командованием генерал-майора Харченко.  О масштабах и темпах строительства говорят факты. Уже на 1 января 1962 г. были сданы в эксплуатацию карьеры с мощной современной горной техникой, реконструирована старая обогатительная фабрика (ОФ)  и введена в эксплуатацию новая, и начат с этого года выпуск литиевого флотационного концентрата, заработала 1-ая очередь ТЭЦ.  Железнодорожным батальоном под командованием капитана Г. Танетова, будущего генерала, были построены ж.д. мост через р. Ингода и ж.д. ветка от ст. Солнцевая до промплощадки.  Численность работающих на предприятии быстро росла, а вместе с ней рос и поселок. В 1966 г. на предприятии работало уже 5000 человек, а в поселке проживало почти 17 тысяч. На предприятие постоянно прибывали молодые специалисты, выпускники лучших ВУЗов страны, ставшие впоследствии успешными руководителями: И.Н. Козыренко, В.И. Разумов, А.И. Усенко, К.И. Усенко, Ю.Г. Попов, Г.Г. Романовский, Ю.С. Теличан, Л.А. Стрежнев, А.И. Бекетов, Н.В. Евсеев, Ю.М. Кайев, П.И. Браудэ. Среди строителей были офицеры - выпускники высшего училища ВМФ: Б.Г. Гаврюсев, Фомин, В. Охрименко, Ю. Михайлов, гражданские специалисты-строители В.Д. Конкин, Н.А. Ефимов.

В подразделениях предприятия и у строителей начали формироваться стабильные высококвалифицированные коллективы, это позволяло успешно решать новые сложные производственные задачи. Хотя задание Правительства по организации производства литиевого концентрата было выполнено в срок, но сразу же встала задача продолжения реконструкции и расширения производства для увеличения выпуска литиевого концентрата и попутного извлечения всех полезных ископаемых из добытой руды. Поэтому на фабрике отрабатывались технологии по выпуску попутных бериллиевого, тантал-ниобиевого и кассетеритового концентратов и кварц-полевошпатового сырья. В тесном контакте с ведущими НИИ отрасли были решены и эти задачи.

Кроме того, в 1964 году министром Славским Е.П. было принято решение осу-ществить   мирный экспериментальный термоядерный взрыв  в Каларском районе на севере Забайкалья для возможной вскрыши серией таких взрывов крупнейшего месторождения меди «Удоканское» и предприятию было поручено выполнить его подготовку. Руководил строительными работами на Удокане заместитель директора предприятия по КС Иван Степанович Оборин, с предприятия туда передислоцировали роту военных строителей и командировали ряд необходимых сотрудников и специалистов. В сложных горно-геологических и суровых  климатических условиях к поздней осени 1965 года все подготовительные работы были закончены.  Подрядчиком - Удоканской геологоразведочной экспедицией была обустроена штольня №5 с камерой для заряда, специалистами предприятий Минсредмаша  выполнен большой объём монтажных работ средств контроля, связи, телеметрии и электроснабжения - в трёх километрах от штольни для этого было оснащено средствами автоматического контроля построенное военными строителями специальное здание,  а в двадцати километрах от неё на высокой сопке, на реке Ингамакит, они построили наблюдательный пункт. Теперь сопку так и зовут Солдатской. В райцентре Чара военные строители, с привлечением рабочих Удоканской экспедиции, за периметром из колючей проволоки, выполнили большой объем монтажных и общестроительных работ по основному НП, построили вахтовый посёлок для специалистов и учёных из Арзамаса-16, которые готовили атомный взрыв, гараж, контору, столовую и магазин,  склады и другие производственные помещения. На предприятии сформировали автоколонну из ЗиЛ-157, автомобилей высокой проходимости, водители которых отличались своей экипировкой как у полярных лётчиков. Автоколонна работала не только в Каларском районе, но и по «зимнику»,  начинавшемуся в Могоче,  доставляла все грузы в Чару. Так же использовались самолёты ЛИ-2 и вертолёты Читинского авиаотряда, особенно летом 1965 года. Для большей мобильности предприятие даже приобрело самолет Як-12М. На самолётах доставлялись специалисты, продукты, материалы и оборудование как из Читы, так и из Первомайска. В аэропорту всё перегружалось на автомобили и доставлялось к месту назначения.  Поздней осенью 1965 года все основные подготовительные работы были закончены, в штольню неоднократно без замечаний закатывали по проложенным рельсам на вагонетке макет заряда, все приборы и оборудование были так же протестированы и проверены.  На штольне и на других объектах была усилена охрана – в декабре ждали заряд, но он так и не прибыл. Взрыв внезапно отменили по ряду причин, о которых можно только догадываться. Все работы в 1966 году были свёрнуты, и специалисты и другие работники предприятий Минсредмаша вернулись к месту постоянной работы. Сейчас об этих событиях напоминает доставленный туда по инициативе учёных г. Саров памятный знак с текстом: «Памятная плита установлена на портале пятой штольни Удоканского месторождения меди к 45-летию первой попытки его освоения. В память о работе на штольне в 1964-1965 г.г. Удоканской геологоразведочной экспедиции ЧГУ под руководством В.Е. Шпакова и испытателей экспедиции КБ-11 (ВНИИЭФ) МСМ СССР под руководством Ф.М. Гудина с целью проведения опытного взрыва по вскрытию месторождения «чистыми» термоядерными устройствами мегатонного класса. Мирный взрыв не состоялся, был отменён Правительством СССР. И пусть то решение оценят потомки. Участники совместного митинга делегации Каларского района Забайкальского края и экспедиции «Удокан-2011» г. Саров Нижегородской области. 28 июля 2011г.»

Предприятию, набиравшему силу, было поручено в эти же годы освоить Оловское месторождение урана в Чернышевском районе. Строительство началось весьма энергично. В короткие сроки построили железнодорожную ветку от ст. Укурей до села Старый Олов, отсыпали железнодорожную насыпь на промышленную площадку, подвели ЛЭП, начали земляные работы и вертикальную планировку под поверхностный комплекс шахт. В районе с. Казаново выбрали площадку для строительства ГМЗ по переработке урановой руды. Но в это время Сосновская экспедиция разведала в Приаргунье уникальное по своим запасам Стрельцовское месторождение урана и Министерство в 1966 году приняло решение приостановить предприятию работы на Олове и заняться освоением Стрельцовского месторождения, создав для этого новое предприятие  - Приаргунское шахтоуправление, кото-рому присвоили условное наименование  «предприятие почтовый ящик №1768».

В 1967 г. предприятие «рудоуправление №16» было переименовано в Забайкальский горно-обогатительный комбинат - ЗабГОК. И в начале этогого же года комбинат приступил к работам на Стрельцовском месторождении, начав со строительства в пос. Краснокаменск конторы Приаргунского шахтоуправления. Исполняющим обязанности директора шахтоуправления назначили заместителя директора комбината по КС Ивана Степановича Оборина. Начальником строительно-монтажного управления был назначен майор Ю.А. Ус и было образовано прорабство «Краснокаменск», которое в феврале совместно с Сосновской экспедицией начало строительно-монтажные работы на двух первых объектах - компрессорной и дизельной. А летом в безлюдную степь начали завозить детали 120 квартирного панельного дома – монтажом этого дома и его котельной и десантом 70 военных строителей под командованием майора Скворцова началось строительство города Краснокаменска.  Все строительные работы ЗабГОК вёл так называемым хозяйственным способом. Но уже в 1967 г. стало понятно, что таким способом Приаргунское уранодобывающее предприятие в установленные Правительством сроки не построить, масштабы строительства должны были быть в несколько раз выше. Поэтому, Правительство по предложению Минсредмаша, подготовленному по инициативе директора ЗабГОКа Д.М. Марова, в феврале 1968 года выделило Приаргунское шахтоуправление в самостоятельное предприятие с названием «Приаргунский горно-химический комбинат».

Но при этом было учтено, что начиная уже с начала 1960 годов потребности оборонно-промышленного и аэрокосмического комплексов и других высокотехнологичных отраслей страны  в изделиях из бериллия и его сплавов и соединений полностью не удовлетворялись. Более того, по прогнозным расчётам начиная с 1970 годов и последующих, дефицит этих продуктов будет серьёзно расти из года в год. В связи с этим, ЗабГОКу, взамен работы на Оловском и Стрельцовском урановых месторождениях, Министерство поставило новую задачу — приступить к освоению открытого в 1960-х годах Ермаковского бериллиевого (фенакит-бертрандитового) месторождения в Бурятии.

А так как я родился на руднике Слюдянка - с 1951 года пос. Первомайский, и жил там, то строительство и становление комбината и посёлка происходило на моих глазах, а масштабы работ и их результаты не только впечатляли, но и внушали чувство гордости за свою причастность к этому. Я рос вместе с предприятием и мне, как и многим моим сверстникам, даже в голову не приходило,  что свою жизнь можно связать с каким то другим предприятием, другим посёлком или городом. Поэтому, в 1966 году закончив Первомайскую среднюю школу № 2, я августе, как и некоторые мои одноклассники, начал работать на ЗабГОКе.  До этого, летом 1963 года, я уже поработал подсобным рабочим в цехе КИПиА предприятия, поэтому вновь пришёл в этот цех и работал там сначала учеником слесаря КИПиА, а потом слесарем КИПиА.  В 1967 году поступил на металлургический факультет Иркутского политехнического института на специальность «Автоматизация металлургического производства». В 1972 году закончил институт и по направлению Управления кадров Минсредмаша продолжил работу на родном мне комбинате инженером всё в том же  цехе КИПиА, где занимался разработкой и внедрением приборов контроля технологических  процессов и их автоматизации на обогатительной фабрике.  Был некоторый опыт в этом, так как будучи студентом 2 курса я с весны 1969 года и до мая 1972 года  работал инженером в проблем-ной лаборатории обогащения полезных ископаемых факультета, совмещая учёбу с этой интересной работой. В январе 1974 года вообще перешёл на обогатительную фабрику - мастером технологической смены, но уже в августе 1974 был назначен начальником отделения обезвоживания, второго по значимости подразделения обогатительной фабрики. Это был период, когда  от-деление значительно расширялось и реконструировалось, монтировалось со-временное технологическое оборудование взамен старого, внедрялись приборы контроля технологических процессов и системы их автоматического управления, строились две новые технологические секции для увеличения выпуска готовой продукции. Поскольку фабрика относилась к производствам с особо вредными условиями труда (список №1), в отделении много делалось для повышения культуры производства, улучшения бытовых и санитарно-гигиенических условий. Было смонтировано и запущено в работу новое эффективное  оборудование газоочистки, вентиляции  и пылеулавливания.

Это был сложный и ответственный период в моей работе, так как коллективу   обогатительной фабрики к тому же было поручено обеспечить выпуск бериллиевого концентрата из руды Ермаковского месторождения Кижингинского рудоуправления комбината. Для этого к 1980 году на фабрике была построена вторая секция, фактически ещё одна фабрика для обогащения этой руды. Для выполнения монтажа оборудования, проведения пуско-наладочных работ новой технологической линии был задействован весь коллектив фабрики, руководили этими работами Усенко А.И., начальник фабрики, Михайловский В.Г., главный инженер и Ивлев Н.Г., главный механик. Особенно остро стоял этот вопрос с решением этих задач в моём отделении обезвоживания, так как строители запоздали здесь с окончанием строительства. Поэтому, монтаж оборудования, пуско-наладочные работы и выпуск первой партии бериллиевого концентрата мне с моим коллективом приходилось проводить в строящемся здании и практически без отопления зимой, вплоть до января 1981 года.  Из-за своеобразных физико-химических свойств бертрандит-фенакитового бериллиевого концентрата пришлось серьёзно заниматься отработкой новых технологий сгущения, фильтрации и сушки этого концентрата.  Кроме того, остро стоял вопрос завершения этих работ в заданный Министерством срок. Нужно было до конца 1980 года отгрузить на Ульбинский металлургический завод в Казахстане первые 60 тонн бериллиевого концентрата из руды Ермаковского месторождения. Это контролировалось Министерством как задание Правительства СССР, поэтому практически ежедневно директором комбината Игорем Николаевичем Козыренко непосредственно в отделении проводились вечерние оперативные совещания. И благодаря самоотверженной работе коллектива отделения обезвоживания задание Министерства было выполнено в назначенный срок не смотря на сложнейшие условия работы.    

В эти же годы, с 1978, по совету главного инженера комбината Фёдора Степановича Елохина, в связи с тем, что я уже практически переквалифицировался из инженера-автоматчика в технолога-обогатителя, я вновь учился, но уже заочно, в Иркутском политехническом институте, по специальности «Горный инженер-обогатитель».

В начале 1981 года я был переведён на должность начальника главного корпуса фабрики, основного её подразделения, где по сложной и уникальной технологической схеме, не имеющей аналогов, обогащалась руда Завитинского редкометального месторождения. Из этой руды в главном корпусе фабрики получали пять продуктов, в том числе концентраты – литиевый, бериллиевый, тантало-ниобиевый, оловянный и  кварц-полевошпатовое сырьё двух сортов для стекольной и керамической промышленности. Теперь же передо мной и  коллективом главного корпуса  стояла задача в 1981 году не только обеспечить выполнение плановых заданий по выпуску основной продукции, но и добиться проектных показателей по извлечению бериллия и содержания  его в концентрате на новой технологической линии. Эта задача была решена. За годы работы Кижингинского рудоуправления и второй секции обогатительной фабрики было произведено и отгружено в Казахстан на Ульбинский металлургический завод около 110 тыс. т 10%-ного концентрата, из запасах которого завод до сих пор продолжает выпускать металлический бериллий и его лигатуру. В эти годы особенно  проявились высокие организаторские и лидерские качества нашего дружного коллектива ИТР фабрики, возглавляемого Усенко Александром Ивановичем, с его умением работать с коллективом, с каждым человеком, способностью зажечь людей словом и личным примером.

Отработав в общей сложности на обогатительной фабрике  более 10 лет, я в ноябре 1981 года на конференции трудового коллектива комбината был избран председателем Объединенного профсоюзного комитета № 112 (ОПК-112) Забайкальского ГОКа и делегатом Съезда Профсоюза работников атомной энергетики и промышленности. Быть делегатом Съезда нашего Профсоюза для меня было очень почётно и, конечно, запоминающимся событием. На Съезде я впервые воочию увидел наших легендарных учёных-атомщиков, инициаторов и создателей ядерного щита нашей Родины, своих руководителей отрасли во главе с Министром Славским Е.П., услышал их яркие, интересные выступления. Особо запомнились президиум Съезда, в котором было, по-моему, не менее пяти трижды Героев Социалистического Труда, а также гости Съезда – знаменитые генералы и адмиралы, с их звёздами на погонах и на груди. Председателем ОПК-112 я работал до мая 1986 года. За эти годы благодаря взаимо-пониманию с управлением комбината и поддержке директора  Козыренко И.Н. удалось достаточно много сделать для социального развития комбината, посёлка Первомайский и его социально-культурных объектов. За время работы в ОПК-112 я избирался депутатом нашего поселкового Совета и членом Шилкинского райкома КПСС, это в совокупности была хорошая школа жизни, управления и работы с людьми и коллективами.

Значительно расширился мой кругозор и объём получаемой информации,  круг знакомств и общения, не только в области и районе, но и  с работниками Министерства разных уровней, как в Москве, так и во время их приездов в комбинат, в том числе с заместителем Министра Рябевым Л.Д., начальником ПГУ Карповым Н.Б и его заместителями. Бывал и на пленарных заседаниях ЦК Профсоюза, во время которых встречался по различным вопросам с председателем ЦК Профсоюза Каллистовым А.Н. и его заместителем Бушковым Н.С.

Довелось в эти годы бывать на совместных заседаниях коллегии Министерства и ЦК Профсоюза, так как в начале 1980 годов  на таком совместном заседании за достигнутые высокие успехи и показатели в социально-экономическом развитии комбинату было присвоено  весьма высокое и почётное в то время звание «Предприятие коммунистического труда». Это звание затем нужно было подтверждать на совместных заседаниях руководства отрасли под председательством Министра Е.П. Славского и Председателя ЦК Профсоюза А.Н. Каллистова, на которые мы выезжали вместе с директором комбината, где заслушивали наш доклад, обсуждали и принимали соответствующее решение.

  В 1985 г. в соответствии с «закрытым» Постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 14.05.1985 г. № 424-146 «В обеспечение танталовой продукцией в 1991-1993 г.г.» Министром Славским Е.П.  было поручено ЗабГОКу строительство крупного горнообогатительного предприятия на базе Этыкинского танталониобиевого месторождения и нового города Забайкалья. Это было первое Постановление по оборонно-промышленному комплексу страны, которое подписал новый генеральный секретарь ЦК КППСС М. Горбачёв и последнее, которое подписал как председатель Совета Министров СССР Н. Тихонов, таким образом оно было принято в переломный для страны момент. Впоследствии это сказалось на его исполнении…

Предприятие должно было добывать и перерабатывать начиная с 1991-1993 года на обогатительной фабрике 5 млн т руды в год с общим выпуском тантала более 250 т в металле, что позволило бы полностью обеспечить этим металлом с уникальными физико-химическими свойствами, оборонную, космическую, электронную и другую высокотехнологичную промышленность. Это был бы крупнейший в регионе ГОК по добыче руды, а по выпуску концентратов редких металлов и на сегодняшний день был бы среди мировых лидеров.

В целях исполнения этого Постановления приказом Министра №66-00  на ЗабГОКе в мае 1986 года было создано Алтагачанское рудоуправления для до-бычи и переработке руды Этыкинского тантало-ниобиевого месторождения в Балейском районе и организации строительства там крупного ГОКа, а в Оловяннинском районе - нового города Забайкалья. В апреле 1986 года меня вызвали в Министерство, где меня уже ждал директор комбината Козыренко И.Н., там  я с ним прошёл ряд соответствующих собеседований и согласований, и в мае 1986 года приказом начальника Первого главного управления Министерства Николая Борисовича Карпова   был назначен директором Алтагачанского рудоуправления ЗабГОКа.  Приказом директора ЗабГОКа  в состав рудоуправления были включены подразделения комбината уже работающие с 1984 года на месторождении -  геологоразведочная партия (ГРП, начальник Козулин В.И.), горный участок (начальник Номоконов В.В.) и передвижная механизированная колонна (ПМК, начальник Кищенко И.К.). Название рудоуправлению было дано по предложению Читинского обкома КПСС в память об Алтагачанской коммуне красных партизан времён гражданской войны 1918 – 1920 г.г., располагавшейся в то время в таёжной пади одноимённого названия недалеко от месторождения, и которая подпадала практически в зону подтопления будущим хвостохранилищем ОФ.

В конце мая я прибыл на площадку строительства и приступил к своим новым обязанностям. Начиналась стройка подрядным способом, подрядчик — одно из самых мощных строительных предприятий атомной отрасли, Приаргунское управление строительства (ПУС)  из г. Краснокаменска, которое для этого создало так же своё новое подразделение – трест «Дауриястрой», который возглавил Юрий Порфирьевич Грохотов, опытный и инициативный руководитель. Для него и начальника ПУСа Юрия Яковлевича Васина это была не первая стройка, которую нужно была начинать с нуля. Это были строители, как говориться от Бога!

Ю. П. Грохотова отличали энергия и творческий подход к работе, Ю.Я. Васина - ответственность и компетентность, высочайший авторитет. У меня с ними сложились хорошие деловые отношения и взаимопонимание, впоследствии перешедшие с Юрием Яковлевичем в дружеские и мы до сих пор встречаемся как старые товарищи.  

  На рудоуправление и его директора были возложены обязанности представителя заказчика  по организации строительства и оперативного решения вопросов – в штаты  рудоуправления для этого  были введены должности заместителя директора  по КС и специалистов отдела капитального строительства.

В 1985 г. с десанта военных строителей и монтажа вагончиков-бытовок началось строительство мощной прирельсовой базы на ж.д. ст. Безречная, там в кратчайшие сроки  были построены ж.д. тупики и ветка примыкания к путям станции и автомобильная дорога  к будущему посёлку (65 км), с выходом на федеральную трассу Чита-Забайкальск. Рядом разместились вахтовый городок и промбаза батальонов ж.д. войск, которые приступили к строительству железнодорожной 75-километровой ветки до посёлка. В начале 1986 года началось строительство самого посёлка и до 1988 года, включительно, его строительство велось масштабно.  Отдельно строился военный городок для размещения военных строителей – на 840 чел. личного состава.  Все дома и объекты соцкультбыта сдавались благоустроенными и подключались к системе централизованной канализации.

Когда летом 1986 года встал вопрос как назвать строящийся посёлок, который по генплану должен был стать городом, на сходе жителей было предложено назвать его «СЛАВСК» и на въезде в посёлок со стороны промплощадки была сооружена стела с надписью: «Здесь будет построен город СЛАВСК».  Но Читинский Облисполком надуманно сославшись на  лукавое обоснование, что такое название раскрывает его ведомственную принадлежность отклонил наше предложение и предложил согласованное с Обкомом КПСС своё название – Золотореченск, вспомнив, что раньше там жили племена орочонов или тунгусов и практически все названия в этой местности остались на их языке, а Аалтагачан - это Золотая речка. Скорее всего именно партийные органы, вплоть до ЦК КПСС, отклонили наше предложение по причинам, о которых можно только догадываться – это и Чернобыльская катастрофа и не простые взаимоотношения Ефима Павловича Славского с Горбачёвым. Но стела, установленная в 1986 году сохранилась до сих пор.

Подход трудовых коллективов строителей и рудоуправления к работе, в те годы, отличали энтузиазм и неформальное отношение к своим трудовым обязанностям. Работали с полной отдачей сил, можно сказать, что с воодушевлением, зачастую не считаясь со временем. Все оперативные и планёрные совещания проводились в вечернее время, суббота и воскресенье зачастую без всяких на это приказов были рабочими днями. Два плаката, которые были у зданий рудоуправления и треста: «Будем жить в посёлке мы пока, что не богатом, чтобы все  богатства взять из под земли!» и «Мы знаем город будет, мы знаем саду цвесть!» очень хорошо характеризовали настроения членов трудовых коллективов и в целом населения посёлка – от мала до велика.  Этому способствовало и усиленное внимание к стройке со стороны Министерства, которому, например, удалось решить вопрос с Правительством СССР об установлении повышенного коэффициента -1,7  к заработной плате работников рудоуправления и стройтреста. Был ещё ряд и других льгот, установленных Правительством для наших работников. Снабжение ОРСа всеми прод- и промтоварами, мебелью и бытовой техникой централизованно осуществлял ГлавУРС Министерства со своих московских баз, в том числе импортными товарами повышенного спроса и легковыми автомобилями, причём спрос на автомобили ВАЗ и Москвич практически был снят уже через 2 года. Повышенный спрос был только на ГАЗ-2410 (Волга) и УАЗ-469.  На площадке довольно часто бывали и оказывали серьёзное содействие  в решении возникающих вопросов заместители Министра Верховых П.М., Усанов А.Н., начальники Главных управлений Кротков В.М., Деря-бин И.Е., их заместители Гаврюсев Б.Г. и Тузов В.И., начальник ОКСа ПГУ Петру-хин Н.П., другие ответственные сотрудники Главных управлений Министерства. ЦК профсоюза обеспечивало льготными и бесплатными путёвками в ведомственные санатории и курорты, причём зачастую с оплатой проезда. Побывал у нас и председатель ЦК Профсоюза Бушков Н.С. Приезжали первые секретари Обкома КПСС Матафонов М.И. и сменивший его Мальков Н.И., со стороны Обкома стройку курировали секретари Лушников Г.И. и Соснин В.Б.  В итоге, к 1990 году за четыре года в отдалённой горно-таёжной местности был  «с нуля» построен  благоустроенный поселок городского типа Золотореченск, на 9 тыс. жителей, с кварталами двух-квартирных коттеджей и многоквартирных пятиэтажных и двухэтажных домов, об-щей площадью 50031 кв. м., с поликлиникой и стационаром  от МСЧ-106, с развитой сетью объектов соцкультбыта и ОРСа, базами МТС и стройиндустрии, автобзой на 320 автомобилей, военным городком, взлетно-посадочной полосой для самолета АН-2. Закончено строительство до посёлка и промплощадки двухцепной 110-киловольной ЛЭП и трёх её подстанций 110/35/6 квт от г. Борзи. Построили железную дорогу от станции Безречная к посёлку и начали  по ней рабочее движение. Посёлок был связан добротными шоссейными дорогами со всеми близлежащими райцентрами – Борзей, Оловянной и Балеем.

Подразделения рудоуправления вели работы на месторождении и обустройству там пионерной базы будущего ГОКа, были построены РММ и АБК горного цеха, ангары для горного автотранспорта и карьерной техники, другие здания и сооружения для горняков и геологов. ГРП вела доразведку месторождения и, с прицелом уже на будущее, поисковые работы на рядом расположенных, в том числе на Ачиканском литиевом и Верхне-Тургинской золото-серебрянной рудной площади. Горный участок с 1986 года вёл вскрышу карьера с получением в сезон положительных температур гравитационного тантал-ниобиевого концентрата, который перерабатывался затем в гидрометаллургическом отделении фабрики ЗабГОКа. Велась так же добыча руды, которая перевозилась автосамосвалами Краз на комбинат для полупромышленных исследований на опытной обогатительной фабрике ЦНИЛ. Был так же на карьере опытный участок по отработке технологии добычи товарных блоков высокодекоративного амазонитового гранита. Для работы в карьере в 1987 году поступила закупленная в США на основании специального решения Совмина СССР импортная тяжелая горная техника — бульдозеры САТ, погрузчики Dresser. Эта техника по рекомендации компетентных органов закупалась через Минцветмет и будущие машинисты в период обучения в комбинате «Сусуманзолото» были фиктивно работниками комбината «Балейзолото».  В карьере так же работали 27-ти тонные Белазы, 5 кубовый экскаватор ЭКГ-5, буровой станок СБШ-250.

На основании результатов полупромышленных испытаний на ЦНИЛ комбината институтом «ВНИПИПромтехнология» был выполнен проект создания в соответствии с Постановлением ЦК КПСС и Совмина СССР крупного горно-добывающего предприятия по комплекс¬ной переработке руд Этыкинского место¬рождения. Главным инженером проекта был В.А. Ходаков.

  Но уже начался период, когда рушились устоявшиеся принципы ведения экономи-ки и финансовых отношений, исчезало самое понятие – народное хозяйство, всё подменялось навязываемыми рыночными отношениями. Грянула так называемая горбачёвская «перестройка» с пересмотром программ экономического развития и оборонной доктрины. К тому же в апреле 1986 г. произошла Чернобыльская ка-тастрофа, в декабре 1988 года стихийное бедствие - землетрясение в Армении.  Эти катастрофы и последствия войны в Афганистане весьма отрицательно сказались на финансово-экономическом состоянии страны, фактически начался развал народного хозяйства страны. Всё это вынуждало Правительство ужесточать режим экономии, что неминуемо коснулось Минсредмаша СССР и, соответственно, ЗабГОКа. Начавшаяся в конце 1980-х годов так называемая в то время конверсия оборонных отраслей привела к значительному падению выпуска литиевого концентрата из-за снижения спроса на него. Беды предприятия серьёзно усугубились в  1990 г., когда в Усть-Каменогорске на Ульбинском металлургическом заводе про-изошёл взрыв пыли на складе бериллиевого концентрата и было зафиксировано превышение его ПДК в воздухе в 14 000 раз. Всего было пять хлопков, которые выбросили в атмосферу 65 тонн мельчайшей пыли и руководство Казахстана запретило принимать бериллиевый концентрат и закрыло бериллиевый цех завода, что привело к ликвидации Кижингинского рудоуправления и прекращению самого высокодоходного производства комбината.  А с распадом СССР падение объёмов производства на предприятии было уже критическим.  К 1994 году выпуск литиевого концентрата упал по сравнению с 1989 более чем в 5 раз, бериллиевого концентрата – почти в 100 раз, производство танталового, ниобиевого, оловянного концентратов и кварц-полевошпатового продукта было прекращено.

Было так же уменьшено финансирование строительство на Этыке почти вдвое, затем оно было сведено до критического минимума и Министерство  приняло решение достроить только опытную обогатительную фабрику, а  строительство посёлка и других объектов прекратить.  Поэтому, в 1990 году строительный трест был ликвидирован и строительство фабрики вело рудоуправление так называемым хозспособом силами ПМК, укрупнённой остатками подразделений треста, и горный участок. Для меня этот период конца 80-х и начала 90-х, наверное, был просто шоковым, так как стало понятным, что не будет ни ГОКа, ни города и именно так решено руководством страны. Мои обращения и руководства комбината в различные инстанции, обращения трудового коллектива, вплоть до Горбачёва М.С., оставались без ответа. В посёлок в 1992 году даже  приезжала делегация депутатов Верховного Совета РСФСР, у меня неоднократно были встречи с депутатом ВС РСФСР от Читинской области, бывшим первым секретарём ОК КПСС Мальковым Н.И., но уже ни что не могло повлиять на ситуацию. В 1992 г. финансирование строительства опытной ОФ было окончательно прекращено и началось сокращение Алтагачанского рудоуправления. В начале 1994 году руководство комбината уже прорабатывало вопрос о реорганизации рудоуправления, было уже понятно, что это начало конца предприятия и я в апреле принял решение уехать из посёлка, что бы не принимать участие в разрушении того, в создании чего принимал самое активное участие, ради чего жил и работал последние восемь лет.  Рудоуправление было в 1994 году реорганизовано в рудник, штаты вновь резко сокращены,  затем преобразовано в участок горного цеха комбината,  то есть  упразднено. Это была катастрофа для коллектива рудоуправления, строителей и их семей, рушились все их планы на будущее. Начался массовый отток населения из Золотореченска.

Комбинат в это время тоже переживал не лучшие свои времена. К середине 1990-х годов численность работающих на комбинате упала с семи до полутора тысяч человек. Работники комбината по несколько месяцев не получали зарплату, вместо денег выдавали хлеб, муку, макаронные изделия и весьма ограниченный набор других продовольственных товаров.

Для улучшения финансового положения комбината и предотвращения продолжения там резкого сокращения основного производства в Минатоме РФ, в соответствии с Указом Президента России от 29.01.1992 года № 61 «О создании в стране замещающих производств», была разработана и утверждена Постановлением Правительства России № 1345 от 10.10.1996 года Федеральная целевая комплексная программа "ЛИБТОН" (литий, бериллий, тантал, олово, ниобий), предусматривающая добычу руд Завитинского, Ермаковского и Этыкинского месторождений, производство и потребление лития, бериллия, тантала, олова и ниобия с использованием существующих мощностей и даже строительство металлургического завода в Забайкалье. Но Программа не была обеспечена финансовой поддержкой государства и в 1997 году приказом Министра на ЗабГОКе были прекращены нерентабельные в новых финансово-экономических условиях добыча и обогащение литий-бериллиевых руд.

До этого руководство комбината принимает решение заняться, кроме начатой в начале 90-х годов добычи флюоритовой руды Эгитинского месторождения в Бурятии, освоением золоторудного «Дельмачик» в Шилкинском районе и уранового «Хиагда» в Бурятии. Но при реализации и этой программы диверсификации производства возникли серьёзные, зачастую непреодолимые из-за отсутствия у предприятия государственной поддержки, финансовые проблемы. Для их устранения на разных уровнях управления деятельностью комбината принимались различные решения  по смене собственника комбината, его реформированию и реструктуризации, даже его подразделений, зачастую ошибочные и неоправданные. В итоге всех реформ такого горнодобывающего предприятия в Забайкалье сегодня нет, а Российская высокотехнологичная промышленность при наличии собственной минерально-сырьевой базы редких металлов оказалась в зависимости от их импорта. Нынешнее руководство Забайкальского края связывает восстановление там производства с возможным приходом инвестора для реализации государственных программ импортозамещения и необходимостью обеспечения оборонной и высокотехнологичной промышленности России редкими металлами и редко-земельными элементами,  серьёзным ростом спроса на них, особенно на литий. А так же с имеющейся для инвестора возможностью получения различных преференций, как резидента территории опережающего развития (ТОР), вследствии перехода края в Дальневосточный федеральный округ.

Заканчивая краткий рассказ о Забайкальском горно-обогатительном  комби-нате считаю нужным сказать, что его история всецело связана с укреплением оборонной мощи СССР и развития высокотехнологичных отраслей промышленности на базе освоения редкометальной минерально-сырьевой базы Забайкалья. В конце 80-х годов ЗабГОК был уже крупнейшим горным предприятием по добыче редких металлов не только в Минсредмаше, но и в СССР, предприятием высокой культуры производства. Сотни инженерно-технических работников и рабочих комбината были награждены орденами и медалями СССР, знаками «Шахтёрская слава» всех трёх степеней и другими ведомственными знаками трудового отличия. Огромная заслуга в создании и развитии в советские годы ЗабГОКа его директоров С.Ф. Жирякова, Д.М. Марова и И.Н. Козыренко, глав¬ных инженеров Ф.С. Елохина и В.И. Разумова, заместителей директора Б.Г. Гарюсева, В.В. Клемента и Ю.С. Теличана,  свой значительный вклад внесли в эти годы руководители и главные специалисты подразделений и отделов управления комбината Н.П. Горохов, П.П. Змановский, П.И. Браудэ, А.Т. Гребенкин, Ю.Г. Попов, Б.А. Кац, Н.В. Евсеев, Н.Т. Абеленцев, А.И. Усенко, Б.Я. Руденко, О.В. Силаков,  В.И. Пичуев, В.Г. Михайловский, Ю.М. Кайев, В.В. Самодуров, Н.Б. Дембовецкий, И.И. Курсинов, А.В. Коломеец, А.А. Касьяненко, В.И. Лопинцев и многие, многие  другие инженерно-технические работники, рабочие и служащие.

 

 

Предприятия: ВНИИЭФ, РФЯЦ (Кремлёв, Арзамас-75, Арзамас-16, КБ-11), ДАЛУР (АО), Министерство среднего машиностроения СССР, аппарат (Минсредмаш СССР, Министерство атомной энергетики и промышленности СССР, Министерство Российской Федерации по атомной энергии, Минатом России, Федеральное агентство по атомной энергии, Росатом, Государственная корпорация по атомной энергии «Росатом», госкорпорация «Росатом»), Навоийский ГМК, ПАО «ППГХО им. Е.П. Славского» (Приаргунское производственное горно-химическое объединение имени Е.П. Славского), Урановый холдинг «АРМЗ» (АО «Атомредметзолото»), Чернобыльская АЭС

Персоналии: Карпов Н. Б., Славский Е. П.