ГлавнаяТрофимов Б. А. → Здесь всё было впервые…

Трофимов Борис Анатольевич

Инженер-теплоэнергетик. После окончания Ивановского энергетического института работал на Нововоронежской АЭС. В 1974 - 1976 гг. - заместитель главного инженера по новым блокам, и.о. главного инженера Кольской АЭС, в 1976 - 1987 гг. - главный инженер Кольской АЭС. Работал на АЭС Богунице в Чехословакии, оттуда вернулся на Кольскую АЭС в качестве ведущего инженера-консультанта. Лауреат премии Совета Министров СССР.

Здесь всё было впервые…

Я оказался на Нововоронежской АЭС (НВАЭС) после окончания Ивановского энергоинститута в ее предпусковой 1963 год. Нас - троих «автоматчиков» (или КИПовцев) - приезжал «набирать» Николай Александрович Исаков, позднее один из главных инженеров НВАЭС. Не помню, чтобы тогда было много желающих работать на таком таинственном и страшноватом предприятии. К тому же тогда, да и еще многие годы после, вся атомная тематика была сверхсекретной.

Один из сокурсников, узнав, куда мы едем, искренне нам посочувствовал: плохо, ребята, там уже трое «коньки отбросили» от облучения. Слух, конечно, был ложный. Ничего подобного не было и не могло быть: пуск первого блока и появление потенциально опасной радиоактивности состоялись только через год. Но избыточная секретность рождает и слухи, и страхи.

В те годы вузы еще не выпускали специалистов для АЭС, поэтому персонал НВАЭС был скомплектован из «близких» специальностей традиционной энергетики: физиков, практиков с реакторных установок закрытых городов, работающих на оборону, с подводных лодок. В реакторном цехе были даже

один «паровозник» по образованию и один «сельскохозяйственник». Набор на конкретные рабочие места проводился уже непосредственно на станции, при этом не последняя роль была отведена персональному наставничеству. Так, в результате этих процессов, я оказался в реакторном цехе.

В один из дней моего первого трудового года я готовился к сдаче экзамена по физике управления реактором. В голове окончательно перемешались стержни и запасы подкритичности. В реальность меня вернул шепот моих коллег: «Александров, Александров!». Анатолий Петрович в сопровождении делегации зашел в помещение и поздоровался со всеми, в том числе и со мной, за руку. Я удивился, что такой большой человек и ученый, а из группы внешне ничем не выделяется. И даже невысокий. Потом я уже с ним как с хорошим знакомым здоровался - через телевизор.

Часть основного персонала НВАЭС еще до нашего появления на станции прошла дополнительное обучение на специальных курсах. Они, как и специалисты-практики, приглашенные с различных мест работы, все были молоды. Некоторые, лишь на 2-3 года старше меня, уже обучали нас - новичков, готовили себе «соратников». Назову только некоторых из этих асов, управленцев-реакторщиков: Ю. В. Малков, В. П. Лапский, В. И. Смутнев. Руководство долгое время не могло вытащить их на повышение, на различные административные должности именно из-за принципиальной приверженности этих людей к реактору, к своему рабочему месту. Б. А. Трофимов (справа) на рабочем месте

Однажды на смене отключился подпиточный насос, и В. А. Казаков, еще секунду назад расслабленно сидевший за пультом реактора, мгновенно перелетел (так мне показалось) через пульт к соответствующим ключам.

Начальник смены М.Ф.Тарасов всегда улыбался и еще за 10 метров начинал повышать и контролировать мою готовность: «Отключился ГЦН, твои действия?».

Эталоном трудоголика был зам. начальника реакторного цеха Владимир Валентинович Сапелов, на котором лежала ответственность и за своевременный выпуск, и за качество всей эксплуатационной документации цеха, и за алгоритмы всех действий человека с техникой, а также постоянная работа по «озадачиванию» персонала. И это в сложнейший предпусковой и в ответственейший начальный период эксплуатации! Тогда всё было впервые, и «скопировать» что-то из наработанного было неоткуда.

Мой главный наставник и учитель Евгений Петрович Бедринов, пришедший с атомного ледокола «Ленин», скрупулезно, терпеливо и неоднократно «провел» меня по всем технологическим операциям.

Не могу не вспомнить СУЗовиков (система управления и защиты) Толю Иванникова, впоследствии руководителя Атомэнергоналадки, и Витю Гостеева (к сожалению, очень рано ушедшего из жизни).

Навсегда запомнились наши первые руководители-КИПовцы Павел Иванович Козаченко, Юрий Александрович Корнев, Ян Лойко, Борис Федорович Бусыгин; наладчики-КИПовцы, с которыми мы тесно работали в предпусковой период: Николай Трофимович Савенко, Борис Бровин, Сергей Дубровин.

Самые лучшие впечатления остались у меня от общения с научными руководителями от ИАЭ им. Курчатова. Это Виктор Алексеевич Сидоренко, будущий член-корреспондент АН и заместитель министра,
Юрий Венедиктович Марков, в будущем один из руководителей атомного главка, незабываемая Алевтина Петровна Панкратова, опекавшая систему защит и блокировок (с ней мы через 10 лет встретились уже на Кольской АЭС).

У меня и в дальнейшем было много контактов с курчатовцами во время пусков энергоблоков. Всех их отличал удивительный, располагающий к себе стиль работы и общения, идущий, как мне подсказали, от самого Игоря Васильевича Курчатова. Такое же впечатление я составил, когда позднее  бывал для решения вопросов в Минсредмаше: внимание, приветливость, понимание важности моего дела. Совершенно незнакомые люди с готовностью принимали на себя его продвижение.

Реакторщики, непосредственно управляющие принципиально новым источником энергии, имеющим и впечатляющую историю, и захватывающее дух будущее, конечно, занимали центральное место в технологии огромного производственного механизма, пользовались определенным уважением.

Отмечу особо ответственное отношение к реакторному оборудованию со стороны всех ремонтников и их руководителей по направлениям Ивана Ивановича Кустова и Вячеслава Петровича Кустова. Каждое утро до начала рабочего дня они обязательно звонили и подробно расспрашивали о замечаниях, о поведении оборудования, вели оперативное реагирование.

Реакторная установка диктовала новые требования (прежде всего – безопасности) не только к реакторщикам, но и ко всем специалистам основных цехов. Однако при этом опыт специалистов традиционной энергетики, «консервативность», отработанность стандартизированной эксплуатационной документации по традиционным энергетическим специальностям, культивирование обязательности норм и правил - были востребованы и своевременны.

Чуть позже меня на НВАЭС в реакторном цехе появились Володя и Галина Петкевичи. Оба очень быстро и основательно проявили себя на производстве. За несколько лет до пуска первого блока Кольской АЭС они были переведены туда. Владимир Владимирович был назначен начальником реакторного цеха и сразу стал одной из центральных и определяющих фигур на станции в подготовке блока к пуску, безусловным авторитетом для всех подразделений и организаций-подрядчиков. Его жена Галина Алексеевна стала начальником смены станции, единственной женщиной в мире, работавшей на такой должности. Ее смена проводила пуск реактора первого блока Кольской АЭС.

Хочу вспомнить и некоторых других специалистов Кольской АЭС, выросших в Нововоронеже. Это, прежде всего, директор Александр Павлович Волков, в большой степени определивший долговременный успех Кольской АЭС. Замечательный специалист по радиационной безопасности Николай Алексеевич Верховецкий. Сильный турбинист и ремонтник Юрий Васильевич Курносов, а также рабочий оператор из бывших матросов Сергей Завьялов, имевший золотую голову. По его рацпредложениям проектанты внесли немало упрощений в технологические схемы.

Невозможно не упомянуть легендарного специалиста по монтажу и сборке реакторов Дмитрия Аветовича Сафарова, хотя на Кольской АЭС он бывал только в соответствующие периоды.

На НВАЭС и тогда еще в поселке, а потом городе-спутнике Нововоронеже жило много молодежи, - соответственно, было много активности, увлечений и действий. Регулярные спортивные соревнования, эстафеты по улицам, смотры самодеятельности, КВН, выставки.

Кто-то, как Валера Васильев, увлеченно занимался фотосъемками. Я помогал интересующимся окончательно «заразиться» киносъемкой. Очень жаль, что при общем интересе и одобрении такая деятельность не развилась и не получила теперешнего официального статуса, обеспечивающего и системность, и архивирование отснятого материала.

Вадим Лапский, Виктор Смутнев периодически организовывали катания на водных лыжах. Мне удавались, в основном, только короткие отрезки.
Завлекли туда однажды и нашего прославленного и уважаемого директора Ф. Я. Овчинникова. Я не видел самого процесса, но о результатах можно было судить по «специфической» походке Федора Яковлевича в последующие несколько дней.

Организаторами и вдохновителями массового автомотоклуба «Тихий Дон» были фанатичные любители Саша Коноплев, творческий человек и организатор от Бога, Коля Световой, Петя Козырев. Фанат мотоцикла и управленец реактора Гера Яновский, по рассказам очевидцев (думаю, преувеличенным), мог чинить карбюратор на ходу, отвернувшись от дороги. Неоднократно проводились увлекательные многолюдные соревнования-праздники по фигурному вождению автомобилей и мотоциклов.
Были авто-мотопробеги по местам боевой славы - в Одессу, Севастополь, в станицу Вешенскую в гости к Шолохову. В них участвовало большое количество «стальных коней», на дорогах они составляли длинную колонну.

В станице Вешенской местные казаки заверяли нас, что Михаил Шолохов - писатель сильно нравный, вообще никого не принимает и нас ни за что не примет. Но, к всеобщему удивлению и к нашей великой радости, писатель не только принял нас, но и уделил довольно много времени для общения. Преподаватель Л. Ф. Кузьмина, специалист по творчеству писателя, помучила его деталями о верхнедонском восстании. В итоге Михаил Александрович даже был «назначен» нами председателем «Тихого Дона». Правда, согласился только с поправкой - почетным председателем.

Еще существовали такие неформальные мини-клубы - обязательные банные дни, свои для каждой группы, где важным был не только сам процесс помывки, но и общение. Центром одной из таких групп был популярный доктор Михаил Иванович Ворошнин.

Одно время у нас на квартире в определенный день недели устраивались регулярные «посиделки» молодых специалистов-ивановцев. Это было и приятно, и полезно каждому.

Мне с Женей Бутко, в будущем востребованным межстанционным специалистом по механике СУЗов, довелось тренировать детскую баскетбольную секцию. Открытых баскетбольных площадок не было, и мы на общественных началах решили создать таковую возле кинотеатра. В помощи никто не отказывал. Необходимыми материалами помогли и начальник стройки Дмитрий Викторович Прозоровский, будущий Герой Социалистического Труда, и Александр Иванович Ковшов, будущий большой руководитель монтажной организации в Москве. Баскетбольный щит сколачивал сам начальник смены цеха ТАИ. Среди игроков выделялся будущий начальник смены турбинного цеха Игорь Иванов, успешно поработавший позже и за рубежом.
Настоящим энтузиастом баскетбола был Леонид Михайлович Воронин - начальник реакторного цеха, главный инженер НВАЭС, впоследствии председатель приемочной комиссии блоков Кольской АЭС и заместитель министра, - самоотверженный и цепкий игрок на площадке.

Уверен: многочисленные общественные, спортивные, художественные интересы и контакты укрепляли производственный коллектив, да и само ощущение жизни обретало бесценные качества единения, доброжелательности, взаимовыручки, дружбы между отдельными людьми, возрастами, подразделениями.

Известно, что НВАЭС на соответствующем этапе была флагманом атомных станций с ВВЭР. Многие, в том числе упомянутые выше специалисты, работали на других АЭС - либо временно, для выполнения конкретных, иногда уникальных задач, либо постоянно. Многие обеспечивали пуски зарубежных энергоблоков. Флагманский статус НВАЭС был виден, на какую бы площадку атомной географии я потом ни попадал.

Прошло много времени и, к сожалению, многих коллег и товарищей уже нет среди нас. Но в памяти все живы, а от тех давних лет исходит незабываемое тепло.

Предприятия: Кольская АЭС, Курчатовский институт, Российский научный центр (Лаборатория № 2 Академии наук СССР, Лаборатория измерительных приборов АН СССР, ЛИПАН, Институт атомной энергии Академии наук СССР им. И.В. Курчатова), Нововоронежская АЭС

Персоналии: Александров А. П., Бедринов Е. П., Волков А. П., Воронин Л. М., Завьялов С., Исаков Н. А., Казаков В. А., Ковшов А. И., Кустов В. П., Кустов И. И., Лапский В. П., Малков Ю. В., Марков Ю. В., Овчинников Ф. Я., Панкратова А. П., Петкевич В. В., Петкевич Г. А., Прозоровский Д. В., Сапелов В. В., Сафаров Д. А., Сидоренко В. А., Смутнев В. И., Тарасов М. Ф., Шолохов М. А.

Год создания текста : 2015

Записала: Н. Прусакова