ГлавнаяСмирнов В. В. → Миссию выполнил

Смирнов Вячеслав Владимирович

Выпускник химико-технологического техникума. На протяжении 33 лет, с 1974 по 2007 год руководил лабораторией АЭЛ на химико-металлургического завода СХК

Миссию выполнил

Мне, как выпускнику химико-технологического техникума и в голову не могло прийти, что вместо анилино-красочной окажусь в атомной промышленности. Готовили меня на анилинщика, основная специальность - химическая технология органических красителей и промежуточных продуктов. 8 августа 1959 года вместе с группой сотоварищей - Валерием Григорьевым, Николаем Румянцевым, Виталием Мысковым, Рудольфом Поповым и другими - прибыл в город.

Своеобразным получилось начало аналитической работы: в течение двух месяцев «анализировать» приходилось исключительно бескрайние картофельные поля. Впрочем, такое вливание в коллектив атомщиков было у многих выпускников. По прошествии многих лет можно констатировать, что порядок на предприятии был всегда и во всем. Поразило уже то, что в «картофельный период», где бы ни были работники предприятия, на каком поле, аванс и получку привозили день в день. Так что сельхозработы по графику, но и зарплата - по расписанию.

Какое-то время мы поработали на сублиматном, а потом их отправили на стажировку в Челябинск-40, где уже готовили прицельно на свои рабочие места в аналитической лаборатории. Каково же было удивление, когда по приезде они не обнаружили не то что лаборатории, собственно самого завода. Какое-то время пришлось поработать на ЗРИ, хотя и не по специальности. А когда новоявленные лаборанты появились-таки на площадке ХМЗ, работа закипела, правда, на уровне «подай-принеси».

Полным ходом шло строительство, - вспоминает Смирнов, - параллельно велся и монтаж поступающего оборудования. В работе над последним огромный вклад внес Михаил Андреевич Шевцов, долгое время впоследствии работавший старшим инженером КИПиА. А вот то, что завод в скорости начал свою работу, сыграл роль политический момент. После встречи Хрущева с молодым Кеннеди, на которой они не сумели договориться, нам пришел приказ срочно запускать производство. И, вопреки плану, 1 июля был получен первый черновой слиток, вот анализом этой продукции мне и довелось заниматься.  

В 1961 же году я поступил на ФТФ и через два года, еще не получив диплом, был назначен начальником смены. У меня – студента - в подчинении работало два инженера. После этого, конечно, и работа моя, и жизнь стали более насыщенными. Можно сказать – понеслось! Это сейчас для внедрения новой методики необходимо разрешение министерства, а тогда достаточно было на комбинате утвердить рабочую инструкцию.

После окончания института мы с коллегами заинтересовались работой «Резкое повышение нижних пределов определения примесей в готовой продукции». Как возник интерес? «Враги» добились получения высокочистого продукта, и нам надо было не отстать. После окончания этой работы я был назначен старшим инженером плутониевого производства. Объемы работ в то время у нас были, конечно, большие. А в 1972 году, после того как Георгий Ильич Дубов решил посвятить себя общественной работе, меня назначили заместителем начальника лаборатории. И с 1974-го по декабрь 2007-го я уже руководил этой лабораторией. В общей сложности у меня 48 лет трудового стажа, немного не дотянул до полувекового рубежа, в конце концов, пора и честь знать, поберечь свое здоровье, да и дать дорогу молодым.

Наша лаборатория всегда выполняла все задачи, которые перед ней ставили завод и комбинат по анализу урановой и плутониевой продукции. Во главе угла всегда стояло определение качества основной конечной продукции. Ну и, конечно, ведем анализ по всей технологической цепочке, чтобы технологи могли спокойно работать. Нам повезло изначально, что первые руководители уже имели опыт подобной работы, тот же Александр Тихонович Первушин еще до «Маяка» в годы войны работал на пороховом заводе в Кемерове. Так что, уже «посидев на пороховой бочке», был очень ответственным человеком. Мне бы очень хотелось перечислить тех людей, кому не только я, а, по сути, наша тогда минсредмашевская промышленность должна быть благодарна. Это специалисты высочайшего уровня.

Большое положительное влияние оказал Валентин Иванович Туркин, ставший первым руководителем спектральных групп. Евгений Петрович Поярков, Георгий Ильич Дубов, Юрий Степанович Свалов. Много сил и энергии отдавали совершенствованию методик контроля, повышению надежности выдаваемых анализов ИТР лаборатории: Александр Александрович Шорохов, Сергей Михайлович Анкудинов, Валентин Александрович Александров, Алевтина Георгиевна Тюпич, Николай Васильевич Смирнов, Николай Александрович Нестюркин, Владимир Иванович Серов, Галина Александровна Анисимова, Дина Васильевна Клочкова, Валентина Прохоровна Сербиненко и другие.

Среди лаборантов это Алексей Алексеевич Кулагин, Галина Викторовна Колганова, Нина Владимировна Зуева, Валентина Евдокимовна Полянская, Любовь Григорьевна Воронина, Нина Ивановна Бушкова, Николай Андреевич Дзюман, Виктор Васильевич Рубцов и многие-многие другие. В отдельные годы штат лаборантов доходил до 100 человек. К сожалению, не все сейчас с нами. Все годы работы я с душой занимался своим делом, к решению задач всегда старался подходить вдумчиво, как говорится, со свежей головой. И знаете, я, в сущности, счастливый человек.

 


Предприятия: Министерство среднего машиностроения СССР, аппарат (Минсредмаш СССР, Министерство атомной энергетики и промышленности СССР, Министерство Российской Федерации по атомной энергии, Минатом России, Федеральное агентство по атомной энергии, Росатом, Государственная корпорация по атомной энергии «Росатом», госкорпорация «Росатом»), Сибирский химический комбинат, ОАО (Зауральский машиностроительный завод, комбинат 816, п/я 129, п/я 153, п/я В-2994, СХК)