ГлавнаяШатский А. С. → История АЭС проходила на моих глазах

Шатский Алексей Степанович

Родился в 1956 году в Воронежской области. Первостроитель Ростовской АЭС. Удостоен звания «Ветеран труда». Работал на различных должностях: мастер, прораб, начальник участка, председатель объединенного комитета профсоюза Ростовской АЭС

История АЭС проходила на моих глазах

В 1976 году я закончил Саратовский строительный техникум транспортного строительства по специальности «Промышленное и гражданское строительство». По распределению был направлен на работу в Тюменскую область. Работал мастером на строительстве узловой железнодорожной станции «Демьянская» на железнодорожной магистрали «Тюмень-Сургут- Всесоюзная ударная стройка».
В 1978 году после демобилизации из рядов Советской Армии приехал в Волгодонск. В те годы «Атоммаш» гремел на всю страну. Работал мастером в ДСК-7 на строительстве жилья. При моем участии построено три жилых дома. В 1978 году начало разворачиваться строительство Ростовской АЭС, и я в порядке перевода с 1 августа 1979 года начал работу мастером в СМУ-17 Управления строительством «Атомэнергострой». Проработал на строительстве Ростовской АЭС до 2014 года, в общей сложности 35 лет.
Начало трудовой деятельности запомнилось мне тем, что по распределению я был направлен на работу в Тюмень. Приехал я к месту своего назначения в 12 часов ночи. На улице мороз – 20 градусов. Сугробы снега. Я решил до утра переждать на вокзале. Спросил: где вокзал? Мне указали на вагончик. Половина вагончика – багажное отделение, вторая половина – зал ожидания. Отопления нет. Я начал  размещаться в зале ожидания. Работник багажного отделения спросил у меня, что я здесь делаю. Я ему объяснил: приехал сюда на работу, дождусь утра и пойду устраиваться.  Он мне сказал, что до утра замернешь здесь и повел меня в гостиницу. На следующий день я был трудоустроен и обеспечен жильем. Что характерно: мне потом пришлось строить вокзал станции «Демьянская».
Когда в Волгодонске начались работы по повышению эксплуатационной надежности зданий (ПЭН), СМУ-17 сняли с работ на площадке Ростовской АЭС и перевели на работу в город. Нам было поручено вести работы в квартале Т микрорайоне В-5. Обстановка была очень серьезная, работы велись круглосуточно и без выходных. Мне было поручено вести работы по ПЭН детсада №171. Работа была организована хорошо, в соответствии с графиком. Ежедневно на вечерних планерках отчитывались о проделанной работе. Досрочно выполнили перекладку инженерных сетей, установили бордюры и подготовили дорогу к бетонированию. На объект зашел начальник СМУ-17. Увидел объемы работ и решил бетонирование дороги отдать другой бригаде, которая в этот же день прибыла на объект. Возмущенные рабочие подошли ко мне за объяснением. Я принял решение не допускать до работы другую бригаду и отправил их с объекта, и сами мы приступили к бетонированию. На следующий день меня вызвали с работы на заседание партбюро СМУ-17, где рассматривалось мое персональное дело. На партбюро я отчитался о выполненной работе по повышению эксплуатационной надежности детского сада и объяснил сложившуюся ситуацию. На партбюро мне сказали: за выполненную коллективом бригады работу по ПЭН детсада ты заслуживаешь благодарности, но мы этого сделать не сможем и ограничимся поставкой на вид за невыполнение задания начальника СМУ. Порученные СМУ-17 работы по ПЭН домов в квартале Т были выполнены, и мы возвратились на свои объекты Ростовской АЭС.
Еще один аварийный случай произошел на участке №2 СМУ-17, на котором я работал. Было поручено строительство детского садика №306 атомной станции в квартале В-16. Детсады строились долго, и их начинали строить раньше, чем жилые дома. В кварталах В-16, В-17 было поручено строить три садика, которые закрепили за УС «Атомэнергострой», «УС «Отделстрой», УС «Спецстрой». Наступала зима 1984 года. Здания садиков были построены, по временной схеме подали тепло, нагрузка большая, временная трасса не обеспечивала нужды на отопления трех садов, и системы отопления начали замерзать. Я сразу же сообщил руководству, приехал главный механик с бригадой. Походили, посмотрели, развели руками, мол, ничего сделать невозможно. И убыли с объекта. Я вспомнил: когда проходили практику по сварочному производству во время учебы, инструктор дал совет: в случае  размораживания труб применять сварочный аппарат для разогрева. У меня в бригаде были два сантехника, я им дал задание подготовиться к работе по разогреву системы отопления, но вместо сварочного аппарата применили более мощный трансформатор для обогрева бетона (ТМОБ), и так короткими участками мы прогрели трубы и запустили тепло в систему отопления садика. Отопление заработало, зашла бригада отделочников, начали выполнять отделочные работы. А в двух других садиках система отопления была разморожена.
В 1981 году я был направлен на объект ОВК Ростовской АЭС. Мы его начали с нуля и дошли до сдачи. И вот произошел такой случай. Велись работы на двухэтажной административной части ОВК (объединенный вспомогательный корпус). Монтаж был закончен, велись электромонтажные, сантехнические, отделочные работы. На первом этаже сантехническая труба резала фундамент под стену, а в проекте ничего не было указано. Работы остановились, все кураторы ссылались на то, что, дескать, это АЭС, и долбить фундамент нельзя. Никто не мог взять на себя решение вопроса. На стройку главный инженер проекта Мустафинов Эдуард Николаевич. Во время обхода объектов, когда он был на ОВК, объяснили ему сложившуюся ситуацию. Он посмеялся и пояснил, что не надо усложнять: двухэтажная часть ОВК – это типовое здание, коллизии в проекте могут случаться, но их нужно решать оперативно. И для оперативного решения вопросов на стройке ростовской АЭС была создана ГРП (группа рабочего проектирования). Возглавил ее Горшков Николай Павлович. Он создал работоспособный коллектив, который оперативно решал все проектные проблемы. Там трудились такие высококвалифицированные специалисты как Котолазов А.П., Федченко Н.И., Сибилев С.Д., Васильева Т.Я., Рончинский А.Б.
За время работы на строительстве Ростовской АЭС я реализовал три рацпредложения с экономическим эффектом и сокращением сроков строительства объектов.
С женой Валентиной Александровной мы закончили одно строительное учебное заведение, она трудилась в городе на строительстве жилья. Дочь Людмила закончила с золотой медалью гимназию «Юнона» в Волгодонске, поступила в Московский государственный строительный университет, инженер-конструктор, работает в проектной организации в Москве.
Было ли мне когда-то страшно на производстве? Да, было. Когда было приостановлено строительство Ростовской АЭС, ОВК был практически готов к работе, работало оборудование, было много народа. И вдруг все остановилось. Зловещая тишина стояла в здании. Жутко было проходить по опустевшим помещениям. Только голуби нарушали тишину. Страшно было, когда пикитировали АЭС, не пускали нас на работу, угрожали, оскорбляли.
Помню хорошо несколько курьезных случаев. Начальник участка ушел в отпуск, я остался за него. Начальник строительства Н. Е. Шило  проводил  обходы по объектам. Был назначен сбор на ОВК в районе бакового хозяйства в 14.00. А накануне прошел сильный ливень, и в районе бакового хозяйства образовалась большая лужа. Собрались участники обхода, подъехал Шило Н.Е., вышел из машины, обул сапоги и пошел в лужу. Остановился посредине лужи и стоит, ждет участников обхода. Все пришли на обход в туфлях, не рассчитывали, что в такую грязь Шило пойдет, будет проводить обход. И ничего другого нам не оставалось, как, засучив штанины брюк, шагнуть в грязную лужу. Проводя обход, Шило сказал: «Сегодня я преподал вам урок, что на стройке нужно иметь дежурную одежду – сапоги и плащ, поскольку погода может меняться, а работу мы должны выполнять всегда, независимо от погоды».
Смешной случай произошел во время подписания Ф-2. Дана была команда, чтобы форма была завизирована начальником цеха, в котором выполнялись работы. От изолировщиков подписывала форму женщина-мастер, не зная в лицо начальника цеха, она спрашивает, как он выглядит. Мы ей сказали, что это высокий, кучерявый мужчина. Она несколько раз прошла мимо начальника цеха, ища высокого, кучерявого, в конце концов подошла к нему и спрашивает: «вы не видели начальника цеха?» Он отвечает: «Я начальник цеха». Все окружающие знали шутку и засмеялись, а женщина – мастер потеряла дар речи – перед ней стоял маленький, лысый человек.
И еще один случай бытового характера произошел тоже на ОВК, во время строительства. ОВК – удаленный объект, и автобус подъезжал прямо к нему и оттуда увозил людей с работы. На участке у нас работала нормировщица, и она в столярке набирала в сумку сухих дров, чтобы дома растопить ими печку. Она жила на квартире в частном секторе. И на этом участке работал электрик, который в сумку собирал пустые бутылки. Пришел автобус. На улице темно. Нормировщица и электрик сидели рядом. И при выходе они случайно обменялись сумками. На следующий день весь участник смеялся. Смех-смехом, но зато мы узнали, в каких условиях живет наша сотрудница с малым ребенком. Я в то время был профоргом на участке и решил пойти на прием. Один раз в месяц у нас прводился прием «треугольником», в составе которого были начальник управления Трофименко А.Л., секретарь парткома Винокуров Л.В., председатель профкома Кораблин И.С.  я пришел на прием по личным вопросам и рассказал о произошедшем случае, все дружно посмеялись, но первую же освободившуюся комнату во временном поселке 54-го квартала выделили нормировщице, чему она была безмерно рада. До сих пор при встрече вспоминаем этот случай и дружно смеемся.
Чернобыль не может повториться. Как говорится в пословице, дважды на грабли не наступают. Мне довелось в производственной деятельности пережить и «чернобыль», и «фукусиму» в том смысле - сколько изменений внесено в проект, сколько нам, строителям, пришлось переделывать ранее выполненные работы!
Интересный случай произошел 10 мая 1986 года. Произошла Чернобыльская трагедия, но сообщения были скудные. Отпраздновав первомайские праздники, вышли на работу. Как раз сдавалась троллейбусная линия «Волгодонск- АЭС», и мы все собрались на ТП-6. Там участники строительства сели в первый троллейбус и поехали на АЭС. Впереди меня сидели Мустафинов Э.Н., директор Ростовской АЭС, Ершов С.П, второй секретарь горкома КПСС. Все спрашивали у Мустфинова: а Чернобыль - это опасно? На что Мустафинов отвечал, что на АЭС бывают нештатные ситуации, так что ничего страшного нет, то есть даже директор атомной станции тогда не знал о масштабах аварии. 
В моей жизни произошло много случайностей. Так, в 1973 году, сдав вступительные экзамены, я собрался ехать домой. Вышел на улицу. А на улицах толпы народа. Я спросил: что случилось? Мне ответили, что в Саратов приезжает Брежнев Л.И. Поезд мой уходил поздно вечером, и весь день был у меня свободный. Я отвез вещи на вокзал и решил посмотреть на приезд Брежнева. Поехал я к обкому партии (куда еще могут привезти Брежнева?!) и там прогуливался. Погода была дождливая. После обеда крикнули: «Едут!» показался экскорт мотоциклистов, и черная «Чайка» остановилась рядом со мной. Из машины вышел Брежнев Л.И. И сразу человек 100 организовали полукруг возле машины. Леонид Ильич прошелся, со всеми поздоровался за руку. Одна женщина преподнесла ему букет белых калл. Он поблагодарил и ушел в обком.
Еще мне случилось стать делегатом двух профсоюзных съездов. На Всесоюзном съезде работников электростанций и электротехнической промышленности приветствовала депутат Верховного Совета памфилова Э.А. Попросили ее о встрече, и она дала согласие. Встреча состоялась в Минэнерго. Там выделили комнату и устроили чаепитие. Она рассказала о своей депутатской работе. А когда я был делегатом 1-го съезда энергетиков СССР, то перед нами выступал Рыжков Н.И., в перерывах он выходил  к нам, депутатам, и беседовал. 
А вот что случилось со мной, когда Ростовская АЭС строила в Волгодонске собор Рождества Христова. Меня попросили подготовить место для закладки капсулы потомкам. На закладку капсулы должны были приехать архиепископ Ростовский и Новочеркасский Пантелеимон, глава Росатома С.В. Кириенко. Владыка приехал. Собралось много народа. Пошли крестным ходом к строящемуся храму. Я в то время находился на стройке собора, и мне захотелось увидеть владыку, ведь не каждый день такое бывает. И я вместе со всеми пошел крестным ходом. Владыка служил молебен. А потом приступил к закладке капсулы в стену будущего алтаря – нижнего храма собора, который носит имя покровителя ядерной энергетики Серафима Саровского.  Тут ко мне подошел настоятель строящегося храма, благочинный Волгодонского округа, протоиерей Сергий Скляренко. Он попросил, чтобы я помог владыке произвести закладку капсулы, так как С.В. Кириенко задержался на штабе по строительству энергоблока №2 Ростовской АЭС и не смог подъехать. Я взял мастерок и заложил кирпичом нишу в стене, где владыка разместил капсулу.
Случайно я встретился с донским писателем Конюховым В.Н. В информационном центре Ростовской АЭС, куда я пришел годы спустя, чтобы спросить, как мне поступить с этим раритетным мастерком, ведущий специалист управления информации и общественных связей атомной станции Е.В. Острицова сказала, что в настоящее время она помогает Конюхову в сборе материала о людях для новой книги о Ростовской АЭС, и что я тоже могу внести свою лепту в это благое дело. Я встретился с писателем. Он мне показал книги, уже написанные о Ростовской АЭС. Я ему откровенно сказал, что книги очень хорошие, но мне они не очень интересны в том смысле, что в них ни слова не сказано о тех людях, кто строил атомную станцию, а написано только про эксплуатационников. Конюхов мне предложил принять участие в проекте, я согласился и собрал материалы о строителях, которые нашли отражение в книгах «Четыре действия ядра» и «Синедалье Цимлы». От лица строителей-ветеранов Ростовской АЭС я выражаю искреннюю благодарность директору Ростовской АЭС Андрею Александровичу Сальникову за то, что вспомнили о строителях, и они тоже стали героями книг. Никто до А.А. Сальникова этого не делал. Низкий поклон ему!
Я проработал на строительстве Ростовской АЭС в общей сложности 35 лет. Начинали практически с первого колышка. Принимал участие в строительстве подъездной дороги с троллейбусной линией, ОВК, административного, лабораторного, газового корпусов атомной станции, столовой на 300 мест, брызгальных бассейнов, отводящего канала. В моей биографии расконсервация первого энергоблока, спецкорпуса, второго энергоблока, третьего и четвертого энергоблоков. Также я принимал участие в работах на Смоленской АЭС, КПРАО, хранилище жидких отходов. На Калининской трудился на строительстве энергоблока №3.
Работал на различных должностях: мастер, прораб, начальник участка, председатель объединенного комитета профсоюза Ростовской АЭС, главный инженер СЦ ЭПС ОО «Энергострой», заместитель директора ООО «Строник». Вся история строительства Ростовской АЭС проходила на моих глазах. И я горд тем, что мне пришлось работать на строительстве уникального объекта.
В июле 2017 года я был на встрече группы студентов - выпускников своего вуза. Сорок один год прошел после нашего выпуска, и практически только несколько человек работали на стройках. А из всей группы только я один работал на двух Всесоюзных комсомольских стройках и строительстве Ростовской АЭС.
Мне пришлось работать на строительстве ростовской АЭС до ее закрытия на консервацию и затем достраивать первый и второй энергоблоки, а также участвовать в строительстве третьего и четвертого энергоблоков. И я с полной ответственностью могу сказать о том, как интересно шло строительство первого энергоблока: были комсомольско-молодежные бригады, шло производственное соревнование, была совместная работа строителей с персоналом Ростовской АЭС. Был один партком, один профком, комитет ВЛКСМ, строили жилье, детские сады… На стройке была организована работа по принципу рабочей эстафеты, в которой участвовали все, кто был задействован в производственном цикле. Каждый выполнял свою работу и передавал следующему участнику. И объекты сдавались в срок.  Все были заинтересованы в конечном результате. Когда на втором энергоблоке трудно шел процесс передачи фронтов работ смежникам, на одном из совещаний я предложил вариант рабочей эстафеты. Чтобы ускорить работы. Но мне один из высокопоставленных руководителей  скзал: «Ты вспомни еще, как строили Днепргресс». Может быть, действительно, это ностальгия, а теперь совсем другое время. Первостроители работали в организациях, которые в настоящее время прекратили свое существование, и теперь строители-пенсионеры в отличие от ветеранов-атомщиков не организованы. 

Предприятия: ГК "Росатом", Ростовская АЭС, Чернобыльская АЭС