ГлавнаяНестеров В. П. → Мы делали важное для страны дело

Нестеров Валентин Павлович

Ветеран комбината «Электрохимприбор». Прошёл путь от инженера-технолога до старшего инженера-технолога отдела главного технолога. Ветеран атомной промышленности, удостоен медали «За трудовое отличие», премии правительства Российской Федерации, медали «65 лет атомной отрасли», знака И.В. Курчатова 3 степени и нагрудного знака Славского, звания «Заслуженный технолог РФ». Трудовой стаж – 54 года.

Мы делали важное для страны дело

Прекрасно помню свой первый день в городе. Это была суббота, 24 марта 1967 года. Солнечно и очень тепло, лужи на тротуарах, по площади перед зданием горисполкома гуляют во множестве молодые мамы с колясками – и мы стоим с женой и маленькой дочкой (я женился еще в институте), рядом – детская кроватка с привязанной к ней оцинкованной ванночкой, все наше имущество на тот момент...

В тот же день отыскал институтских товарищей – город был маленький, считай, все друг друга знали. А в понедельник пришел в отдел кадров устраиваться. Получил назначение старшим техником КИПиА в цех № 47 (начальником там был Алексей Иванович Аверкиев). И, кстати, уже к вечеру понедельника имел ключ от комнаты в «доме молодоженов» – жилищный вопрос тогда решался моментально.

А вот с допуском к самостоятельной работе пришлось подождать. Цех был не действующим – только на 32-м блоке (первом с конца) начали монтировать агрегаты. Молодые специалисты сидели на 120 рублях без премии. Учили схемы. А почти у всех семьи, неизбежные траты на обзаведение… Ходили со своей проблемой – мол, теорию знаем уже от и до, пора допускать к самостоятельной работе – к главному прибористу Шестернину, к главному инженеру Сергееву. Ответ один: не положено. Пришли толпой к Бортникову. Он только посоветовал потерпеть. А еще – мяса в столовой не брать, а брать только винегрет. Тогда денег хватит. Я, мол, сам так начинал…

Все наладилось, в том числе и в материальном плане, сразу после пуска стартового блока, который состоялся 25 февраля 1968 года. А в полном объеме цех был пущен 8 марта 1970 года. С 1 января 1968 года нас, молодых специалистов, назначили сменными инженерами КИПиА по эксплуатации. Я под непосредственным руководством заместителя начальника цеха Бориса Васильевича Роспускова активно участвовал в пуске вновь вводимых блоков. Эта живая работа мне очень нравилась.

Вспоминается, как И.Н. Бортников решал производственные вопросы. Случилось так, что начальник цеха № 47 Аверкиев был в отпуске, а его заместитель Роспусков заболел. Руководство автоматически перешло к начальнику технологического участка Валентину Федоровичу Пьяных. В выходные произошел технический сбой, но Пьяных об этом не доложили, поскольку у него не было домашнего телефона. Когда во вторник ситуация всплыла на общезаводской оперативке, Бортников поднял начальника службы связи и, игнорируя его оправдания, мол, «свободной пары нет» – категорически приказал: Не знаю, чего у вас там нет – пара, света… канализации – но чтобы телефон у Пьяных стоял! И телефон стоял уже на следующее утро…

Весной 1970 года цех № 47 объединили с 45-м. Теперь один сменный инженер КИПиА работал на два корпуса. Трудились интенсивно: оборудованию требовался частичный планово-предупредительный ремонт один раз в 2,5 года, полный – раз в 5 лет. На деле это означало, что практически каждую смену приходилось выводить секции в ремонт. После объединения цехов бывшие руководители цеха № 47 А.И. Аверкиев и Б.В. Роспусков возглавили цех № 55. И привели за собой «свою команду» во главе с Б.В. Яворским – а он и меня перетянул.

С 1 января 1971 я начал работать в цехе № 55 старшим инженером по эксплуатации оборудования. Коллектив здесь был устоявшийся, работа шла «по накатанной» – до 1 июля 1976 года, когда на ЭХЗ началась первая модернизация. Приборное оборудование, разумеется, обновилось, но по типу оставалось релейно-контактным. Принципиальным отличием было то, что теперь требовалось выводить параметры не только на управляющий щит, но и на центральный пульт. А это множество параллельных завязок!

Ошибок в схемах поначалу допускали море… Устраняли их по месту; проектант отраслевого института В.Л. Дудина, считай, безвылазно в корпусе сидела, сотни указаний на монтаж (УМов) выдала. На ходу находили решения, на ходу внедряли. Положение усугублялось недопоставками комплектующих – плат, блоков, датчиков… Да еще сроки поджимали – задача стояла пустить производство к 7 ноября. Были организованы две бригады. Работали по 12 часов. Недостающее новое оборудование – где это было возможно – заменяли отремонтированным и поверенным старым. Но все равно последние новые платы пришли из Ленинграда только 5 ноября. Бортников собрал главных специалистов, в их числе, конечно, и начальника 17-го отдела А.М. Прохореню. Мы напряженно ждали решения руководства. Вышел Анатолий Митрофанович и объявил: Пуск откладывается, Бортников решил не рисковать. Помню наступившее затем состояние опустошения – зачем гнали, старались?..

Производство пустили через три недели. И практически сразу стали вылезать огрехи предпусковой гонки. Особенно много их всплыло в системе аварийной защиты блоков. Было много ложных срабатываний. Как выразился Иван Николаевич, «аварийная защита в аварийном состоянии...». Причины были разные. Например, у конденсаторов, поставляемых из Армении, отчего-то моментально окислялись контакты. Еще датчики давления, производимые в Свердловске-44, часто не в штатном режиме срабатывали. Как после выяснилось, здесь была элементарная недоделка – не до конца закручены винты. Ну, ереванские конденсаторы поменяли на новосибирские, винты затянули. Дело наладилось. По окончании модернизации меня назначили начальником службы КИПиА цеха № 55.

В 1987 году вышло постановление правительства – увеличить заработную плату без увеличения фонда оплаты труда. На деле это означало сокращение штатов. А у нас и без того людей не хватало: кто-то в отпуске, кто-то заболел – и группа уже неработоспособная… Выход виделся только в объединении служб КИПиА. Я предложил мягкий вариант, объединить службы 55-го и 46-го цехов. Руководство решило более радикально: объединить приборные службы цехов №№ 46, 54, 55, 59, 70 и ЦЗЛ – при цехе КИПиА № 58, куда мне предложили пойти замом по эксплуатации приборного оборудования.

Для выработки окончательного решения в кабинете директора завода Михеева собрались главный инженер В.П. Сергеев, главный технолог С.М. Тащаев, руководители цехов, их заместители, главные специалисты. Прохореня доложил о структуре и функциях создаваемой службы. В обсуждении первым выступил бывший тогда начальником ЦЗЛ Анатолий Николаевич Шубин – и выступил категорически против ухода своих прибористов в объединенный цех.

Что было, в общем, логично – основные цеха работают строго по регламенту, а в ЦЗЛ своя специфика, постоянные эксперименты, схемы все время меняются… Прочие службы объединили. Произошло это 29 декабря 1987 года.

Были ли в глобальном объединении плюсы? Безусловно. Первый – четкая специализация групп: основного оборудования, вспомогательного оборудования, межкаскадных коммуникаций (уникальное для разделительных производств образование). Благодаря работе этих групп были приведены в четкое соответствие с проектом все схемы автоматизации разделительных каскадов (раньше случалось такое, что фактическую схему своего цеха КИПовцы «держали в голове»).

Второй – во время капремонтов мощные объединенные группы действовали более слаженно и быстрее исполняли производственные задания.  Были и минусы. Главный – сменный инженер КИПиА оперативно подчинялся начальникам смен сразу пяти цехов! В результате цеховые технологи при надобности не могли оперативно найти прибориста, который был занят в другом месте. Звонили руководству, высказывали претензии…

Меня Роспусков неоднократно просил: дайте хоть одного прибориста – но чтобы всегда в цехе… Плюс социальные вопросы, касающиеся, например, размера начисленной пенсии (цех КИПиА какое-то время не приравнивался к основным).  В итоге руководство сочло рациональным отдать обратно в цех сначала приборную службу цеха № 70, потом № 54. Остальные до последнего времени были объединены.

В мае 1992 года начальник цеха № 58 Павел Павлович Моряков возглавил цех производства кассет ПМН – и начальником цеха КИПиА назначили меня. Проработал на этом посту до 2007 года. Считаю, что в эти годы цех сделал для предприятия немало полезного. А именно: организовали ряд специализированных групп. Первая – группа учета энергоресурсов. В каждом подразделении (в том числе в гараже, в подсобном хозяйстве, в цехе керамики) поставили приборы учета тепла.

Мы взяли на себя обслуживание этих достаточно сложных приборов. Также специализированная группа обслуживала централизованную охранную и пожарную сигнализацию. В постперестроечные времена взялись обслуживать разнообразную копировальную технику, которая во множестве появилась во всех подразделениях предприятия: от совхоза до складского хозяйства. 

Всегда с гордостью вспоминаю совместную работу технологов и прибористов по совершенствованию схемы автоматизации французской установки перелива, которая монтировалась в химическом цехе. В результате время рабочей операции было сокращено вдвое. При этом установка работала как часы. Начальником участка перелива в то время был Сергей Иванович Белянцев, прибористом – Борис Геннадьевич Макаренко.

Считаю, нам, тем, кто приехал сюда в 60-е, очень повезло. Мы делали важное для страны дело. Работа всегда была интересной, коллектив подобрался замечательный: с такими людьми как Генри Челышев, Николай Веселков, Александр Исиченко и многие, многие другие – можно было горы свернуть.

Нам, молодым, доверяли: не редкостью были начальники служб в 27 лет, старшие инженеры – в 29. А еще – мы были социально защищены и знали, что в любой ситуации завод придет нам на помощь.

 

Предприятия: Сибирский химический комбинат, ОАО (Зауральский машиностроительный завод, комбинат 816, п/я 129, п/я 153, п/я В-2994, СХК)

Персоналии: Бортников И.Н., Аверкиев А.И.