ГлавнаяМихеев М. И. → Нас называли «сундуками»

Михеев Михаил Иванович

Ветеран атомной энергетики. Инженер-электрик Смоленской АЭС, Заслуженный энергетик РФ.

Нас называли «сундуками»

По образованию я инженер-электромеханик. Работал дежурным инженером на Хабаровской ТЭС, на угле, мазуте и газе, но хотелось большего. Советский Союз бурно развивался. Я узнал про строительство атомной станции в Шевченко, на Каспии. Написал туда письмо и получил приглашение с указанием оклада и обещанием трехкомнатной квартиры в течение 3 месяцев. МЭЗ, Мангышлакэнергозавод - так засекреченно называлось тогда предприятие Средмаша – свои обещания выполнил. Приняли хорошо – сразу дали комнату на двоих, с удобствами, в высотном общежитии. В ней жил до приезда семьи.

Следует сказать, отбор был строгий, с проверкой учебы в институте, качества работы, а также по линии КГБ. В июле 1969 года был принят ДИСом на ТЭЦ-А. Реактор БН-350 тогда еще сооружался. Сразу сдал экзамены, отдублировался и в течение месяца приступил к самостоятельной работе. УТЦ или УТП в то время не было, как и подготовки как таковой. Набирали готовый персонал – молодой и опытный. Конечно, учились и доучивались сами во время работы и дома. Было такое выражение: «Знать на должность выше». Нас учили работать «правильно, быстро и с радостью». Молодые, окончившие институт, конечно, хотели управлять реактором. Но принимали их на рабочие должности. Как на любом новом предприятии, был большой профессиональный и карьерный рост. Способных замечали, и они, действительно, стали управлять реактором или поднимались выше. На предприятии работали доктора и кандидаты наук. Они вовлекали молодежь в научные проблемы. Поддерживали квалификацию во время работы и приходили на пусковые операции в личное время. Как обычно, назначались ответственные за стажировку и дублирование, но любой работник радовался, если он чему-то научил новичка. Поскольку опытные работники тоже поднимались, у них была почетная цель: подготовить себе замену. Старший руководитель не утруждал себя проблемой, «кого бы поставить». На любую должность всегда были готовы 1-2 специалиста, сдавшие экзамены. Экзамены пересдавались через 6 месяцев. Но лицензирования персонала не было. Считаю, что и сейчас оно излишне.

К экзаменам готовились усиленно. Билетов не было. На экзаменах спрашивали действия персонала - как описанные в регламентах и инструкциях, так и не описанные. Ценилась способность принятия самостоятельных решений, помощь руководителю и подчиненным. Смена была как одна семья, хотя ростки индивидуализма прорастали уже тогда.

Отношения управленцев (так назывались оперативники щита «0», по-нашему - БЩУ), механиков, электриков и других специалистов были на равных. Разница между руководителем и подчиненным была небольшая - как официальная, так и в деньгах. Но именно про руководителя того времени следует сказать: «Был строг, но справедлив и грамотен безмерно».

Дисциплина в Средмаше была строже, но понималась она как технологическая: «Регламент написан кровью – его нарушать нельзя». Престижным было впервые включить, испытать, пустить. Престижно управлять реактором. Существовало выражение: «Без инициативы реактор не пустишь». Это потом бездари и лодыри стали нас называть «дураками с инициативой».

БН-350 был пущен в 1972 году. Это был не пуск - это была победа! «Мы видели глазами очевидца, как работает быстрый нейтрон, как энергично делает плутоний, и в венттрубу ни одного Кюри». На полгода позже был пущен Феникс во Франции мощностью 200 МВт эл.

В России уже начали строить БН-600. Французы временно опередили нас. В 1986 году Супер-Феникс мощностью 1200 МВт был включен в сеть. Но в 1996 году он из-за массы проблем остановлен навсегда. До сих пор считаю, что будущее за быстрыми реакторами, пока не победит термоядерный реактор. При всем многообразии источников энергии, альтернативы атомной энергии нет.

Персонал на рудниках, фабриках, заводах, АЭС зарабатывал в два раза больше, чем в других промышленных отраслях России. Мы любили летать по городам Советского Союза семьями и с друзьями. Жили в городе на берегу Каспия и после сбоя в работе шли всей сменой на берег разбираться - «что же произошло, и как это предотвратить в будущем». Мы не искали виноватых. Праздновали официальные праздники, как свои. Пели родные украинские песни на родном казахском дастархане. Но постепенно нарастал национализм, и очень много специалистов уехали из Шевченко. Спасибо, нас Россия приютила. Персонал Средмаша, пришедший на Смоленскую, Ленинградскую АЭС, был наиболее квалифицированный. Нас называли "сундуками", потому что мы прибывали из городов - "почтовых ящиков". Одна из причин Чернобыля – там было мало "сундуков". Курчатов не уставал повторять: «Реактор без воды – это взрыв».



Предприятия: Ленинградская АЭС, Министерство среднего машиностроения СССР, аппарат (Минсредмаш СССР, Министерство атомной энергетики и промышленности СССР, Министерство Российской Федерации по атомной энергии, Минатом России, Федеральное агентство по атомной энергии, Росатом, Государственная корпорация по атомной энергии «Росатом», госкорпорация «Росатом»), Смоленская АЭС, Чернобыльская АЭС

Персоналии: Курчатов И. В.