ГлавнаяМаркелов В. В. → Кочегар в белом халате

Маркелов Владимир Владимирович

Проработал на атомном флоте 37 лет. В разные годы был мастером спецучастка, инженером-технологом, заместителем начальника цеха (в том числе спецпроизводства), руководил техническим отделом, был заместителем директора по производству. В настоящее время начальник отдела ПСР ФГУП «Атомфлот».

Кочегар в белом халате

В 1973 году я окончил Мурманское высшее инженерно-морское училище. Четыре года отходил на транспортных судах "Севрыбхолодфлота". Настало время сдавать экзамен на 2-го механика. Мне очень нравилась работа. Когда четыре дизельных двигателя, каждый по тысяче лошадиных сил, работают как часы, получаешь удовольствие. Но посмотрел на старших механиков - все возрастные люди. Семья перевесила. Вы не представляете, что испытываешь, когда возвращаешься домой из длительного рейса, а твой сын спрашивает: "Ты мой папа?" Это сбило. Я решил искать работу на берегу. Так оказался на Базе-92, а ныне ФГУП "Атомфлот".

Начинал работать инженером по технике безопасности на Базе 92. В атомно-технологической службе, которая занималась техническим обслуживанием атомных ледоколов и судов АТО, работали очень увлеченные и грамотные специалисты, костяк которой составляли Виталий Иванович Харитоненко, Вадим Ильич Соколов, Михаил Яковлевич Семин, Николай Яковлевич Тетеревлев. Все они пришли с атомных ледоколов, «заряжали» своей энергией и идеями нас, тогда еще молодых, у них многому научился и я. Часть той технической базы, заложенной этими профессионалами, мы используем до сих пор. Сейчас я понимаю, что они смотрели в будущее.

Первые три года в атомном ледокольном флоте я работал инженером по технике безопасности. В то время начали выходить стандарты по безопасности труда (ССБТ) и я старался внедрить их на предприятии так, как это должно было быть. Работа важная и ответственная, но хотелось чего-то нового, быть в центре событий. Я попросился на специальный участок мастером. Занимался ремонтом механизмов и оборудования центрального отсека.

Запомнился один из первых случаев в самом начале работы мастером. Как-то на отходе стоял ледокол "Ленин". По срокам не укладывались поставить крышки холодильников генераторов. Рабочие не успевают. Тогда я и Рудольф Александрович Федотов сами взялись за дело. Надели спецовки и пошли работать. Поставили три крышки. Потом подключились рабочие. Мы все сделали в срок - судно ушло без срыва графика. Это самая главная оценка работы.

При моем участии впервые удалось написать технологию по замене выемных частей парогенераторов. До этого такую работу никто не выполнял. Поймите, что такие ситуации, когда до тебя данная операция не выполнялась, возникали регулярно, и тебе вместе с коллегами по работе приходилось искать единственно верное решение. В этом и состоял интерес к работе, о зарплате особенно и не думали. К сожалению, сейчас отношение к зарплате у многих несколько иное.

Кто повлиял на мое становление в профессии? Таких людей на предприятии было много. Один из них - бригадир бригады слесарей специального участка Николай Денисович Постнов. До атомного флота он работал на Николаевском судостроительном заводе. На предприятие он пришел со множеством хороших наработок. Этот человек не любил оформлять рацпредложения, он просто эти предложения внедрял в жизнь, а их у Постнова было достаточно. Я многому научился у Николая Денисовича.

Андрей Иванович Тумпаров - один из первых руководителей предприятия. Человек удивительной пробивной силы. В основном благодаря ему удалось построить базу атомного ледокольного флота.

Аварий, связанных с ядерной и радиационной безопасностью, на нашем предприятии не было. Возникали определенные трудности, но они решались в рабочем порядке.

Мне посчастливилось поработать некоторое время с первым главным инженер-механиком а/л «Ленин» Александром Калиновичем Следзюком. Мы встречались по разным рабочим вопросам, в том числе на совещаниях. Он всегда говорил спокойно и очень весомо. При решении спорных вопросов, касающихся ремонта и эксплуатации атомных установок ему мало кто мог возразить. Он умел технически грамотно обосновать свою точку зрения.

Когда состоялся первый демонтаж выемного устройства парогенератора на а/л «Сибирь», я руководил рабочей группой. До нас такую работу никто не делал и только тщательная подготовка и соблюдение норм безопасности убедили всех участвующих (а это совместная работа многих береговых подразделений и судовых специалистов) в успехе операции. Сейчас это почти рядовая работа. Также впервые наш спецучасток произвел глушение секций парогенераторов без помощи специалистов Балтийского завода, теперь это довольно обычная операция.

Я увлеченный рыбак. У меня две тетради дневников о поездках и походах. Лес, тундра, тайга - это для меня отдушина. Многочасовой поход с рюкзаком под тридцать килограммов - самая лучшая тренировка для организма. Я до сих пор верен своему увлечению. Благодаря рыбалке я обрел друзей, довольно много походил по Кольскому полуострову, увидел очень красивые места, понятие взаимовыручки получило практическое применение. Мой друг Петр Александрович Козачук работает начальником отдела сварки. В атомный флот Петр Козачук пришел на пять лет раньше меня. Общие увлечения, взгляд на жизнь - это нас объединило. У меня хорошие и дружеские отношения со многими на нашем предприятии. Все они обладают важным для меня качеством - обязательностью. Их слова не расходятся с делом.

Моя жена понимала специфику моей работы, а некоторые друзья и знакомые ни в какую не верили, что моя работа безопасна. Я всегда предлагал неверующим прийти на атомный ледокол с дозиметром и сравнить фон на судне, а потом в городе. На ледоколе он меньше. Многие в течение какого-то времени изменили свою позицию по отношению к нашему предприятию, но некоторые до сих пор не верят, что с радиационной безопасностью на нашем предприятии все нормально, и убедить их в обратном очень сложно. Мой сын работает в фирме, которая занимается ремонтом некоторых механизмов на ледоколах. Отчасти он пошел по моим стопам.

В качестве примера о безопасности - за все время работы на предприятии моя доза облучения составила около 4 рентген, а мы знаем, что по нормам радиационной безопасности НРБ- 76/87 предельно – допустимая годовая доза облучения для нашей категории составляет 5 бэр. Хотя в основном рабочее место мое и нашего участка было в центральном отсеке атомного ледокола, приходилось со всеми средствами защиты дефектовать в том числе и конструкции первого контура. Опасаться, а, скорее, на основе опасений предугадывать опасные ситуации, необходимо всегда. Однако эти опасения не должны перерастать в страх – это уже неуправляемая ситуация и она недопустима.

Была такая байка. У нас работал такелажник Виноградов. Когда его спрашивали в городе, где он работает, он отвечал: "На Базе-92. Тружусь кочегаром в белом халате. Лопата у меня из нержавейки. Только она уран выдерживает. Вот его в топку и бросаю. Один раз кинул - месяц ничего не делаешь". Смешно, а в городе некоторые ему верили.

Я считаю, что второй Чернобыль невозможен. После той страшной аварии, на мой взгляд, разработаны технологии, что называется с расчетом на «дурака». Если судовой оператор сделает что-то не так, то техника его подстрахует. И при точном соблюдении норм безопасности и соответствующем обучении специалистов, работающих с атомными технологиями, такая авария вряд ли повторится.

Во-первых, необходимо, чтобы цели и задачи Госкорпорации "Росатом" доходили до обычного рабочего. Иной раз получается, что начальники в курсе, а их подчиненные не понимают, какие перед ними и отраслью стоят цели. Во-вторых, работая последнее время в отделе производственной системы Росатом, я понял, что руководителям инженерных специальностей нужно больше работать над эффективностью. Получается иной раз, что человек выполняет только должностные обязанности и этим удовлетворяется. Мало кто задумывается о том, что можно свою же работу постоянно выполнять все быстрее и быстрее. Почему японцы шагнули вперед? У них идет непрерывный процесс усовершенствования от рабочих на своих рабочих местах до руководителя, и все работают, как одна команда.

Предприятия: Атомфлот (ФГУП), ГК "Росатом"

Персоналии: Постнов Н.Д., Семин М.Я., Соколов В.И., Тумпаров А.И., Федотов Р.А., Харитоненко В.И.