ГлавнаяМанжосов В. Ф. → Преступление и наказание

Манжосов Владимир Федорович

Ветеран отрасли. Возглавлял отдел режима или отдел № 2 АЭХК, обеспечивавший охрану комбината и осуществлявший работы по соблюдению пропускного и внутриобъектового режимов. Затем возглавил службу безопасности комбината, был заместителем гендиректора АЭХК по безопасности.

Преступление и наказание

Одним из первых на Ангарском электролизном химическом комбинате был сформирован секретный отдел – спецотдел. Первый приказ директора В.Ф. Новокшенова под грифом «секретно» был издан 1 октября 1954 года, еще задолго до строительства атомного предприятия. 26 апреля 1955 года в целях зашифровки действительных наименований подразделений комбината спецотделу был присвоен №1. Отдел наряду с ведением секретного делопроизводства занимался оформлением анкет на лиц, принимаемых для работы на комбинат. Основное разделительное производство комбината набирало проектную мощность, практически вся проектная, конструкторская документация поступала в закрытом исполнении. Позже, уже в 90-е годы, отдел № 1 был переименован в отдел защиты информации.

Для охраны объекта, работ по соблюдению пропускного и внутриобъектового режимов был создан отдел режима, или отдел № 2. Сегодня это отдел физической защиты и режима. Перед ним стояла непростая задача: обеспечить сохранность сведений, составляющих государственную тайну. А секретным тогда было почти все, что касалось производства: внешний вид центрифуг, их количество, объем производства, количество потребляемой энергии, воды, численность персонала. Утечки информации случались. В основном - от работников комбината, которые в кругу друзей и знакомых могли похвастаться тем, где работают и чем занимаются. На страже закрытых сведений тогда стояла не только собственная служба безопасности комбината, но и спецмилиция, КГБ (потом ФСБ), спецпрокуратура. Совместная деятельность практически исключала рассекречивание гостайны.

Была поставлена задача - реформировать сложившуюся систему физзащиты комбината, которая состояла из многочисленных отделов. В 1994 году они были объединены в службу по безопасности АЭХК. В то время в ее состав входили 13 подразделений, общая численность службы была 86 человек. Помимо охраны сведений, мы боролись с хищениями материальных ценностей на комбинате. Много было разных моментов, особенно в период развала СССР. Заводили уголовные дела, наказывали. Мы не афишировали эту работу. Расследовали, пресекали, привлекали к ответственности. Это была наша постоянная, можно сказать, рутинная работа. Были попытки разведать наши тайны со стороны азиатских, европейских партнеров, мы о них вовремя узнавали и не допускали утечки информации. 

Сложной ситуацией для меня как для заместителя генерального директора по безопасности был прием иностранных специалистов в 1991 году. На АЭХК приехала большая группа американцев. Надо было им что-то показать, но в то же время все было засекречено, даже внешний вид центрифуг. Вместо цеха мы показали им тогда стенд в учебном центре, на котором обучались наши специалисты. Американцы остались довольны, и мы не нарушили требования режима. Немногим позже внешний вид газовых центрифуг рассекретили. У нас был заключен контракт на строительство двух разделительных заводов, китайские специалисты начали стажироваться непосредственно в цехах предприятия. Сложностей в самом строительстве не было, мы работали с опережением графика, запустили первую очередь на год раньше запланированного срока. Нашими центрифугами китайцы остались довольны, их выход из строя до сих пор на порядок меньше, чем прописан в контракте. К тому времени рассекречено было многое: численность работающих, объем выпускаемой продукции, потребляемой электроэнергии, воды. После развала СССР вообще все стали рассекречивать. Американцы этому удивлялись. Помню, во время моей командировки в Америку они признавались: надо, чтобы Россия помедленнее все рассекречивала, мы не успеваем обрабатывать информацию. Мы и навредили себе в этом вопросе немало.

Самое сложное, как говорят китайцы, жить в эпоху перемен. На комбинате эти перемены начались с 1994 года и продолжаются до сих пор. Еще одна непростая история случилась в 2009 году, когда на комбинате произошел «переворот» – временная смена власти. На должность генерального директора АЭХК был назначен Александр Белоусов, который начал вести активную борьбу с коррупцией. Многим это не понравилось. Материальных ресурсов на комбинате было много, поживиться было чем. На нового директора начали писать жалобы в Госкорпорацию, а туда на руководящие должности тоже пришли новые люди, не владеющие ситуацией. В чем только не обвиняли А.А. Белоусова, даже в том, из-за чего, собственно, переворот затевался – в «попытке подгрести под себя каналы снабжения». Это был настоящий коррупционный заговор. 30 января на АЭХК поступило распоряжение о снятии директора с должности и назначении нового. Без руководства комбинат жил всего три дня. Когда генеральный директор Росатома С.В. Кириенко разобрался в ситуации, все вернул на свои места. И наша служба безопасности в этом решении принимала непосредственное участие. В период руководства А.А. Белоусова на АЭХК начались реформы, и они были оправданны, это была попытка вдохнуть новую жизнь в комбинат. В 1950-1970 годах он был крупнейшим не только в Советском Союзе, но и в мире. Его было необходимо развивать, наращивать мощности, однако момент был упущен. Увлеклись другим, не имеющим отношения к основной деятельности предприятия. И комбинат потерял свои позиции. Но, думаю, ситуация изменится. Возможности для развития у комбината есть. За атомной энергией будущее. Мы сжигаем наши деньги – нефть, газ, уголь. В конце концов, атомная энергия самая дешевая и экологичная. 

Я ушел с АЭХК на пенсию в 2012 году. С гордостью и благодарностью вспоминаю период своей работы, своих учителей - Юрия Владимировича Тихомолова, бывшего директора комбината Сергея Михайловича Кошелева, директора разделительного завода Михаила Васильевича Сапожникова, директора химзавода. Вместе мы строили производство. У комбината большая славная история; уверен, у него есть перспективы. Сегодня служба безопасности комбината переживает очередную реформу, вновь объединяя свои отделы и подразделения. Единственное, что остается незыблемым в ее работе – это строжайшее соблюдение требований режима и защита сведений, составляющих государственную и коммерческую тайну.

 

 

Предприятия: АЭХК (АО "Ангарский электролизный химический комбинат"), Министерство среднего машиностроения СССР, аппарат (Минсредмаш СССР, Министерство атомной энергетики и промышленности СССР, Министерство Российской Федерации по атомной энергии, Минатом России, Федеральное агентство по атомной энергии, Росатом, Государственная корпорация по атомной энергии «Росатом», госкорпорация «Росатом»)

Персоналии: Кириенко С. В., Новокшенов В.Ф, Тихомолов Ю.В., Белоусов А.А., Кошелев С.М., Сапожников М.В.