ГлавнаяКиселев И. А. → Династия горняков

Киселев Иван Александрович

Генеральный директор ПАО «Приаргунское производственное горно-химическое объединение имени Е.П. Славского». Награжден знаком «Горняцкая слава» 3-й степени, знаком отличия ГК «Росатом» «За заслуги перед атомной отраслью» 3-й степени, знаком «За заслуги перед ППГХО» 3-й степени, медалью «За трудовое отличие», медалью «100 лет профсоюзного движения». Имеет Благодарность и Почетную грамоту Министерства энергетики Российской Федерации, Почетную грамоту Законодательного собрания Забайкальского края.

Династия горняков

Так случилось, что Александр Иванович Киселев после распределения из Свердловского горного института приехал в октябре 1981 года со своей семьей в город Краснокаменск в качестве молодого специалиста. Жена Ольга Александровна, учитель физической культуры, сын Иван, пятилетний мальчуган с горящими глазами (мне было все интересно знать и узнавать: новый город, новая местность, новые люди, друзья). Семья Киселевых родом из шахтерского городка Североуральска Свердловской области, где добывают боксит (после переработки руды получают алюминий – крылатый металл).

С детства мой отец Александр Иванович Киселев всюду брал меня с собой, были ли это прогулка, поход на природу или, самое главное, посещение рабочей площадки (работы отца). Мне, любопытному мальчику, особенно интересными были поездки с отцом на его работу. Первый раз я приехал с ним на площадку строящегося вертикального шахтного ствола 14В рудника №8 в шесть лет. Меня поразили все сооружения, вокруг все кипело, крутилось, люди садились в бадью и спускались под землю. Это было интересно и завораживающе. С тех пор я периодически ездил с отцом и постоянно расспрашивал: «А это что? А зачем? Для чего? Почему?». Он мне старательно и терпеливо объяснял.

В подростковом возрасте запомнилась шутливая фраза одного из коллег отца: «Будешь хорошо учиться - станешь, как отец, руководителем и чаще будешь ходить в чистом. А будешь плохо учиться - станешь ходить в спецодежде». И так вплоть до поступления в институт я постоянно бывал с отцом на всех площадках, где он работал, руководил, рос в профессиональном и карьерном плане. Получалось, что подрастал и я, познавая горное дело. Поэтому когда пришло время выбирать профессию, для меня сомнений не было. Иду учиться на горного инженера!!! Тем более что в далеком шахтерском городке два деда также были причастны к горному делу. Дед Иван Зотович Киселев был буровым мастером на геологоразведке, второй дед (по материнской линии) Александр Михайлович Татаринцев работал электрослесарем и занимался внедрением автоматических процессов на шахтах. Единственным вопросом, с которым я обратился к отцу, было уточнение: на какое направление идти - на открытые горные работы или подземные. Ответ был: «Подземка!». И все, я пошел поступать без сомнений и терзаний.

В 1993 году я поступил в Читинский политехнический институт на горный факультет по направлению «Подземная разработка месторождений полезных ископаемых». Веселые, интересные и в то же время непростые годы. Но учеба захватила. Хочется отметить весь состав кафедры «Подземная разработка месторождений полезных ископаемых», возглавляемый в тот момент Г.Г. Пироговым. Преподаватели у нас были отличные, с богатым опытом теории и практики. Это В.В. Медведев, В.Г. Лисихин, В.М. Лизункин, В.Т. Морозов, Н.Н. Михайленко, В.Н. Ефремов и другие.

Влияние на меня оказали все: и преподаватели, и одногруппники (мне было проще им помогать, потому что я многое уже знал и видел благодаря отцу), и среда, в которой проходило обучение. Но самое наибольшее влияние оказал ОТЕЦ. Да и желание быть похожим на него, а со временем показать себя было очень велико. В юности я смотрел на него и восхищался. В моих глазах отец был отличным специалистом и руководителем; я видел, что его очень уважали подчиненные, коллеги, ценило начальство. Отличный пример. Мне иногда казалось, что он способен работать даже в министерстве.

Начал я свою трудовую деятельность еще в период производственных практик института. Устраивался на работу в ППГХО. В первую практику работал учеником, а затем уже горнорабочим очистного забоя на горном участке №3 подземного рудника №2. Руководил участком Александр Владимирович Зарубин, известный в ППГХО специалист и руководитель. Впечатлений в первые рабочие смены была масса: одно дело - смотреть со стороны, слушать рассказы, а теперь я сам должен был попробовать, что такое тяжелый горняцкий труд. Меня закрепили в звено за бригадиром. Отец меня предупреждал, да я и сам уже знал, что горняки народ суровый, ученикам вперед много не расскажут, не покажут. Лучше, если ученик начнет сам спрашивать, пробовать, просить показать, как и что правильно делать. В первый месяц я старался все запомнить, все попробовать и выполнять поручения. Труд на самом деле тяжелый. Уставал. После смены засыпал в автобусе, дома сразу ложился отдыхать, хотелось выспаться. Особенно запомнилось, как учили обирать заколы. Оказалось, что это непростое действие, кажущееся на первый взгляд легким. Во-первых, оборочный ломик через 20 минут работы становился тяжелым, во-вторых, нужно понимать, что такое закол и как с ним бороться. Но со временем я справился и с этой задачей. Бригадир стал доверять мне совместно с напарником самостоятельно осуществлять этот процесс. Для меня это была первая маленькая самостоятельная победа. Но через месяц-другой я уже вошел в колею.  Начал осваивать и даже самостоятельно выполнять отдельные процессы очистного цикла (обирать заколы, отгружать горную массу, крепить выработки и т.д.). И в институте на защите практики я достойно рассказал, что делал и как. А во вторую практику я уже сам принял решение, что обязательно пойду в проходку (что такое добывать урановую руду, я попробовал на первой практике). Хотелось понять, как проходят и строят новые выработки, горизонты и готовят новые мощности для добычи урановой руды. На второй практике я работал проходчиком в Шахтостроительном управлении на проходческом участке №1, которым руководил Сергей Вячеславович Шурыгин, в будущем - генеральный директор ППГХО.

После окончания института, уже с небольшим опытом работы, я был принят на работу горным мастером в Шахтостроительное управление Приаргунского горно-химического комбината. И потекла трудовая жизнь. Посменный график работы (неделя в ночь, неделя с 16:00, неделя в день), проходка и строительство выработок. В то же время у меня уже появилась своя семья, ждали прибавление. Семья для меня – это большая ответственность. Так что старался работать ответственно, с отдачей. А выходные пролетали весело и разнообразно. Это и работа на даче с родителями, встречи и отдых с друзьями-одногруппниками, которые вернулись и работали на родном предприятии и в родном городе.

В то время мне помогли примером, советом и делом многие руководители и специалисты. Хотелось бы отметить сначала коллег с Шахтостроительного управления, где я получил фундамент по знаниям практики горного дела и азам руководства: Егор Ильич Ковалёв – в то время главный инженер, Сергей Вячеславович Шурыгин, Валерий Вячеславович Никифоров, Семен Степанович Кузьмин, Сергей Александрович Быстров. Начальники участков Виталий Иванович Татаринцев, Юрий Владимирович Сапуголевцев, Владимир Анатольевич Щелконогов, Сергей Игнатьевич Навроцкий, Сергей Николаевич Шевяков, а также руководители рудников, главные специалисты и руководители комбината: Александр Владимирович Зарубин, Виктор Станиславович Святецкий, Василий Борисович Колесаев, Юрий Андреевич Диденко, Александр Викторович Михайловский, Николай Петрович Фофанов, Юрий Николаевич Галинов, Николай Петрович Каюдин, Геннадий Иванович Сашенко, Николай Иванович Глушков, Николай Александрович Горковенко, Сергей Александрович Моргачев, Виктор Александрович Горбунов, Валерий Григорьевич Литвиненко, Анатолий Федорович Баранов, Анатолий Васильевич Юдин, Борис Александрович Просекин, Виктор Владимирович Балякин, Виталий Афанасьевич Бурдаш и многие другие (пусть извинят, что не всех назвал, но им всем спасибо, отличные спецы!!!).

Вспоминается первая аварийная ситуация, с которой я столкнулся, будучи уже главным инженером шахты. В один из обычных маршрутных дней по проверке безопасного ведения горных работ я спустился в шахту с начальником участка. Нужно было посетить рабочие места и провести проверку безопасности. Мы ещё не дошли до первого рабочего места, когда у меня замигал головной светильник (шахтерский фонарь): это означало, что вызывает горный диспетчер. Я быстро проследовал к ближайшему телефону - узнать, что случилось. Оказалось, что один из работников при следовании к месту работы увидел возгорание деревянной затяжки крепления горной выработки и тут же сообщил диспетчеру (так предписывают правила).

Мы с начальником участка проследовали к месту инцидента для оценки обстановки. Убедились, что очаг не такой уж и большой (возгорание в шахте я видел впервые), и мой мозг судорожно начал анализировать варианты развития событий. Быстро обсудив с коллегой ситуацию, я отправил начальника сообщить диспетчеру о принимаемых мерах и вызвать еще инженерно-технических работников к месту события с первичными пожарными средствами. Оперативность у всех участников в тот момент была на высшем уровне, через 20-25 минут уже была развернута линия из пожарных рукавов, и коллеги приступили к ликвидации возгорания. К месту инцидента спустился начальник шахты. Я как главный инженер являлся руководителем ликвидации аварии по всем правилам. Убедившись, что все необходимые мероприятия выполнены и работы по ликвидации возгорания подходят к концу, я проследовал на поверхность в кабинет к горному диспетчеру. В момент выезда из шахты я уже понимал, что все работники выведены из-под земли на поверхность. Очаг локализован, горноспасатели спускаются к месту аварии, чтобы закончить ликвидацию и проверить безопасность всех рабочих мест. В кабинете диспетчера уже сидели руководители с управления ППГХО и горного государственного надзора. Я доложил об обстановке. Конечно, получил нагоняй за произошедшее. Но потом, когда уже все руководители начали разъезжаться, ко мне подошел заместитель главного инженера ППГХО Лесков и поблагодарил за оперативность.

Я очень рад, что мне пришлось поработать с легендарным специалистом и руководителем, человеком с большой буквы – В.А. Телятниковым. Для меня это человек-эпоха. Первый раз я встретился с ним, когда мне пришлось с горными монтажниками заниматься заменой цементопроводов на узле разгрузки цемента с ж/д вагонов в емкости. Срок отвели на ноябрьские праздники и всего неделю. Работать нужно было весь световой день, быстро, четко и слаженно. На подходе было много вагонов с цементом, а простой вагонов допускать нельзя. А также с емкостей цемент развозили на закладочные комплекса рудников для приготовления бетона и последующего заполнения пустот в шахте. Этот процесс тоже нельзя останавливать на значительное время. Ежедневно на объекте проходили совещания по выполнению работ. Вел совещания Виктор Алексеевич Телятников. Проводил коротко, четко и по существу. Вопросы задавал конкретные и в цель. Не любил разглагольствования и болтовни. И что особенно приятно, в конце всегда задавал вопрос: «Чем помочь?». Если кто-то просил помощи, Виктор Алексеевич оказывал её четко и в срок. Как говорится, горы сворачивал, но делал. Хватка у него была железная, опыт, несомненно, богатый, ум живой и неординарный. Столп. Позже я узнал, что за его деловую хватку Виктора Алексеевича за глаза иногда называли бульдогом. Если схватил, то не отпустит, пока не сделает!

Сложные технические решения по строительству нового рудника Глубокий в начале непростых 2000-х считаю достижениями. Тогда при частичной нехватке финансирования, отсутствии возможности быстро приобрести определенное оборудование, узлы и элементы, благодаря инженерным решениям, расчетам и предложениям в короткие сроки построился и запустился в эксплуатацию рудник Глубокий. В целом комбинат отработал в 90-х, начале 2000-х и не упал, а продолжал работать. Это я считаю главным достижением всего коллектива и его руководителей. Горжусь, что успел поработать с теми людьми и в то время.

Я увлекался баскетболом на любительском уровне. Когда начал работать в комбинате, то участвовал в спартакиаде среди подразделений. С удовольствием собрал команду по баскетболу и ручному мячу Шахтостроительного управления. Костяк команды принимал участие во всех спортивных мероприятиях, проводимых комбинатом. Мои лучшие друзья - это и мои одногруппники, с которыми я после учебы работал и работаю в комбинате, и мои коллеги-соратники, которые меня сейчас поддерживают.

К моей работе жена и дети относятся с пониманием. Сын, когда ему было 7 лет, сказал, что вырастет и станет как отец и дед. Сейчас ему 15, и он уже немного поменял свои интересы. Жена меня всегда поддерживала и понимала. Мы с ней начали совместную жизнь, когда я учился на третьем курсе института. Она в то время знала, как зовут моих преподавателей, какие у меня специальные предметы, даже разбиралась (и до сих пор разбирается) в горняцкой терминологии и многих процессах. Просто у нас в период выполнения курсовых работ, зачетных недель и во время подготовки дипломов к защите бывали мои друзья-одногруппники. В эти периоды мы многое обсуждали, помогали друг другу, ко мне обращались за помощью. Ведь я знал чуть больше их, у меня был опытный наставник, советчик, помощник – мой отец. 

Бывало ли страшно? Страшно было за людей во время аварии на шахте, когда я в первый раз столкнулся с пожаром под землей. Для меня главное, чтобы все были живы и здоровы. Как говорят горняки: «Чтобы была крепкая кровля над головой, а количество спусков равнялось количеству выездов!». Яркий курьез был во время первой производственной практики - из разряда «набирайся опыта, а не доходит через голову, дойдет через руки». Уже отработав горнорабочим очистного забоя определенный промежуток времени, я захотел проявить себя самостоятельно, без контроля со стороны бригадира. И вот момент настал. Бригадир с напарником бурят забой, а во втором забое осталась неубранная горная масса (на погрузочной машине сделать ходок 7-10, и забой для следующей смены подготовлен для бурения). Есть шанс молодому и желающему самостоятельности отличиться. Я попросил разрешение на самостоятельную отгрузку (уже имел опыт, но под присмотром). Бригадир разрешил, но проинструктировал, что и как, на что особо обратить внимание. Главным было не наехать на воздушный рукав, через который подается к сердцу машины - мотору - воздух, благодаря которому она работает. Машина погрузочно-доставочная марки МПДН-1. Подойдя к машине, я провел её осмотр, включил (вроде сделал все, как учили), поехал отгружать. На второй ходке не доглядел за воздушным подводящим рукавом, наехал на него двумя колесами, пережав его и тем самым исключив попадание воздуха в мотор.  Машина встала как вкопанная. Что делать? Как заставить её работать? Воздуха-то нет.

Идти к бригадиру и просить о помощи как-то не хотелось, да и вспоминались его слова: «Главное, следи за рукавом, не наезжай!». Начал ходить вокруг машины, стал думать, как выкрутиться. Через небольшое время - эврика! А если попробовать хоть чуть-чуть машину сдвинуть? Часть воздуха зайдет в мотор, тогда должно хватить его, чтобы машина дернулась вперед при нажатии рукояти движения, и, может быть, она съедет с рукава хоть частично. А как сдвинуть несколько тонн с места? Вспомнились слова Архимеда: «Дайте мне точку опоры, и я переверну земной шар». Оставалось найти рычаг и опору, чтобы осуществить задуманное. Для крепления выработок в шахте используется рудстойка (бревно-кругляк сосны), обрезки-чурки тоже есть. Вот и опора для рычага. Ну а рычаг – это буровая штанга. После непродолжительных мучений и применения изрядной физической силы удалось-таки запустить часть воздуха в машину. Машина сдвинулась, и работа продолжилась. Весь забой отгрузить не успел. Но все же сам работал, самостоятельно, и даже проблему решил. Об этом случае я рассказал бригадиру много времени спустя. Посмеялись от души.

С детства я помню две фразы: «Мирный атом на благо людей» и «Ядерный щит страны». Поэтому атомная отрасль нужна! В России атомная энергетика безопасна! Второго Чернобыля, я думаю, не будет. Ведь наша корпорация настолько сильна людьми, интеллектом, наукой, опытом и традициями, заложенными еще первыми атомщиками прошлого века. У отрасли есть миссия и цели, у отрасли есть понимание и видение ее развития вперед как в нашей стране, так и во всем мире! Наша отрасль – единая команда, единый организм, движущийся уверенно вперед, развивающийся и понимающий свое будущее!

 

Предприятия: Министерство атомной энергетики СССР, Министерство среднего машиностроения СССР, аппарат (Минсредмаш СССР, Министерство атомной энергетики и промышленности СССР, Министерство Российской Федерации по атомной энергии, Минатом России, Федеральное агентство по атомной энергии, Росатом, Государственная корпорация по атомной энергии «Росатом», госкорпорация «Росатом»), ПАО «ППГХО им. Е.П. Славского» (Приаргунское производственное горно-химическое объединение имени Е.П. Славского), Чернобыльская АЭС

Персоналии: Телятников В.А., Шурыгин С.В.