ГлавнаяХарина И. Л. → Я работаю, потому что мне интересно!

Харина Ирина Лазаревна

Одна из старейших сотрудниц ЦНИИТМАШ, где работает уже 62 года. Прошла путь от младшего научного сотрудника до заведующего лабораторией электрохимической коррозии и коррозионностойких сплавов (ныне лаборатория коррозионных испытаний). Доцент, кандидат технических наук. Ведущий специалист в области исследования характера, причин коррозионной повреждаемости и выдачи рекомендаций по повышению надёжности и долговечности элементов оборудования атомных энергетических установок с водяным теплоносителем. В 1986 году принимала непосредственное участие в ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС в качестве эксперта по состоянию оборудования. Имеет более 100 публикаций в периодической печати, автор монографии, опубликована в справочнике машиностроения.

Я работаю, потому что мне интересно!

Я специалист по коррозионно-механической прочности. Моя задача — оценить повреждения, возникающие в ходе эксплуатации атомных энергетических установок с реакторами ВВЭР и РБМК, выработать концепцию, объясняющую их возникновение, экспериментально доказать ее правомерность и предложить решения по устранению причин повреждений.

Ученые в ЦНИИТМАШ очень много занимались коррозионно-механической прочностью аустенитных нержавеющих сталей. Известно, что эти стали весьма склонны к коррозионному растрескиванию под напряжением. Еще одно направление нашей работы связано с исследованием коррозионно-механического разрушения механизмов трубопроводов ДУ-300 реакторов РБМК. Впервые мы обнаружили эти повреждения на 2-м блоке Курской АЭС. Я сделала доклад о них на конференции. Меня слушали и говорили: не может такого быть! Но оказалось, что мы правы. Сегодня нет ни одного блока РБМК, где на трубопроводе ДУ-300 не появилась бы трещина, которую мы классифицируем как «межкристаллитное коррозионное растрескивание под напряжением».

Такие трещины появились и на Чернобыльской станции. В 1986 году меня как специалиста по межкристаллитному растрескиванию в составе группы экспертов отправили туда проверять трубопроводы 1-го энергоблока, чтобы его можно было запустить и обеспечить энергоснабжение строительства саркофага. Мы обследовали трубопроводы и обнаружили «наши» трещины на многих из них. К тому моменту мы собрали много материала по трещинам на станциях в России и за границей, на основании анализа полученных данных подтвердили концепцию и после нескольких лет работы нашли экспериментальное обоснование этой серьезной проблемы.

Группа специалистов ЦНИИТМАШ много времени потратила также на то, чтобы предложить и обосновать замену медных труб конденсаторов реакторов ВВЭР на трубы из аустенитной нержавеющей стали. Изначально медь использовалась из-за хорошей теплопроводности и теплоотдачи. Позже выяснилось, что медные трубы перфорируются, вдобавок при попадании кислорода медный сплав начинает растворяться, его частички попадают в трубки, ведущие во второй контур, и становятся причиной нового вида коррозионного растрескивания – замедленного деформационного коррозионного растрескивания под напряжением. В теории, такого с низколегированными сталями в воде, охлаждающей реактор, не должно происходить, потому что она очень чистая. После напряженных поисков мы нашли решение. Все коррозионные процессы разрушительны, и возникают они по причине двух факторов: напряжения и среды. Мы провели наблюдения в лабораторных условиях и доказали, что если присутствует очень медленное напряжение, порядка 10-7 секунд, то может начаться замедленное деформационное коррозионное растрескивание под напряжением. После этого мы выдвинули предложения по снижению риска его возникновения, самое важное из которых — уменьшить напряжение трубок на этих участках. Когда это условие стало выполняться, коррозийные трещины исчезли.

Самое интересное в моей работе – это момент, когда я вижу эксплуатационные трещины на оборудовании и оказываюсь перед необходимостью разобраться, в чем причина их появления. Другой волнующий момент – когда на испытательных установках, воссоздающих условия и параметры эксплуатационной нагрузки, удается получить аналогичные найденным трещины. Ведь это значит, что я могу практически обосновать выводы в своей концепции.

Почему я до сих пор работаю? Мне это интересно! Когда видишь, что твоя концепция в результате серьезных усилий и долгих поисков нашла подтверждение, чувствуешь себя прекрасно.

Предприятия: Курская АЭС, Министерство среднего машиностроения СССР, аппарат (Минсредмаш СССР, Министерство атомной энергетики и промышленности СССР, Министерство Российской Федерации по атомной энергии, Минатом России, Федеральное агентство по атомной энергии, Росатом, Государственная корпорация по атомной энергии «Росатом», госкорпорация «Росатом»), ЦНИИТМАШ (ГНЦ РФ АО «НПО «ЦНИИТМАШ»), Чернобыльская АЭС

Беседовал: Александр Южанин