ГлавнаяГернер Ю. К. → Секрет в людях

Гернер Юрий Константинович

Прошел путь от инженера-механика до главного механика завода Ангарского электролизного химического комбината. С 2007 по 2009 гг. работал в ЗАО «Центр по обогащению урана» в должности заместителя генерального директора — технического директора. В 2009 г. принят на ОАО «АЭХК» на должность главного инженера электролизного завода. В декабре 2009 г. назначен главным механиком комбината. С февраля 2011 г. - начальник уранового производства ОАО «АЭХК». С февраля 2012 по август 2014 гг. - генеральный директор ОАО «АЭХК».

Секрет в людях

Я пришел на АЭХК в электролизный цех № 1 инженером-механиком. Мне очень повезло, ведь это было уникальное предприятие с одной из лучших инженерных школ в России. На АЭХК к тому моменту сформировался коллектив, где были собраны лучшие представители со всех атомных предприятий страны: уральцы, томичи, красноярцы. Ядерные комбинаты всегда негласно конкурировали между собой. Это было продуктивное, здоровое соперничество. Специалисты каждого предприятия старались придумать что-то свое, внести вклад в развитие отрасли. В Ангарске же все лучшее «сплавилось» в единую силу, и так с годами сформировался самобытный ангарский «атомный характер». Благодаря такому эффективному симбиозу наш комбинат славился креативностью, умением находить неординарные инженерные решения в условиях жестких смет и временных ограничений. Это был наш фирменный почерк.

В Советском Союзе было 4 комбината, производивших пригодный для экспорта гексафторид урана, но только УЭХК мог осуществлять прямые экспортные поставки, так как имел оборудование для отбора представительной пробы из контейнера с поставляемым гексафторидом урана. Чтобы стать независимым игроком на внешнем рынке, на АЭХК было решено создать специальный участок «Челнок-А».

Руководство комбината создало режим максимального благоприятствования для специалистов, занимающихся этим проектом. Однако в министерстве не все поддерживали эту идею. Существовало аналогичное производство на УЭХК, параллельно разрабатывался проект «Челнок-Т» для Северска, и многие думали, что этого достаточно. Тем не менее работа началась. В апреле 1992 года была утверждена первая планировочная схема участка «Челнок-А» (литера «А» означала «Ангарский») в здании № 803. Прошли первые переговоры с отечественными и зарубежными поставщиками, а в сентябре 1992 года у первого заместителя министра В.Ф. Коновалова руководством комбината было утверждено решение о создании на АЭХК участка по переливу ГФУ.

10 декабря 1992 года в здание № 803 вошли строители, и закипела работа. Технология и оборудование, схемы технологических и электрических проектов были выполнены по европейскому стандарту. Коллектив нового участка формировался из лучших работников АЭХК. Начальником цеха Э-2 Петром Михайловичем Зарецким в моё распоряжение была выделена группа специалистов цеха, среди которых были Анатолий Кузьмич Данилов, будущий инженер-технолог участка и подлинный наставник для всего персонала проекта «Челнок», а также Игорь Константинович Грачёв, ставший впоследствии первым механиком участка.

Месяцем позже приказом директора комбината были назначены: прибористом участка – Павел Викторович Рейхель, энергетиком – Александр Васильевич Березин, технологом – Павел Сергеевич Федюков. Несмотря на колоссальный опыт сотрудников, им приходилось многому учиться в процессе работы. Специалисты участка были не раз командированы в Финляндию, в фирму, с которой был заключен договор на изготовление оборудования. Круг вопросов, с которыми мы столкнулись, был необычайно широк. Все подразделения комбината участвовали в строительстве и монтаже участка «Челнок». Например, отдел главного прибориста комбината во главе с В.В. Вильяновым подбирал весоизмерительное оборудование и оборудование для внутреннего осмотра контейнеров. В.С. Гусев с коллективом ЦЛК решали комплекс вопросов по модернизации аналитической базы и организации участка расфасовки проб. Отдел внешнеэкономической деятельности готовился принять, может быть, самую крупную за время своего существования партию оборудования из-за рубежа, что требовало проработки и оформления массы документации. И так нам помогали все отделы.

В сентябре 1994 года прошли комплексные испытания основного оборудования установок перелива в городе Отанмяки в Финляндии. Высокая квалификация и сплоченность команды специалистов трёх предприятий и двух стран – АЭХК, ВНИПИЭТ (Россия) и «ИВО Интернешнл» (Финляндия) – позволили выполнить сложную программу испытаний с имитацией перелива гексафторида урана, используя в качестве рабочей среды воду. На этих испытаниях ангарчане впервые увидели свое оборудование в действии. К концу 1994 года штат сотрудников был в основном укомплектован, подготовлена инфраструктура участка: помещение передано под монтаж, сделаны фундаменты для установок перелива, оборудованы весовая с электронными весами высочайшей точности для взвешивания многотонных контейнеров, участок аварийной вентиляции, вакуумный участок и многое другое.

Первый перелив произошел 1 февраля 1995 года. Рабочий день перешел в рабочую ночь, но участники этого события не покидали своих мест. Перед стартом перелива все специалисты и начальники смен участка лично тщательно проверяли исполнение каждой операции. Наконец на мониторах управляющих компьютеров высветились цифры технических параметров первого процесса перелива. За пультом находились технолог участка П.С. Федюков, я и главные идеологи проекта – директор завода С.М. Кошелев, главный инженер завода В.И. Вандышев. Полный цикл технологического процесса перелива занимал не один десяток часов. Но никто не спешил домой. Мы следили за изменениями параметров, за значениями давления и температуры, угадывали фазовые превращения гексафторида урана, мониторы показывали первые килограммы перелитого продукта. Изредка мы прерывались для того, чтобы выпить по чашечке кофе, но и тогда вместе с подошедшими из машинного зала А.К. Даниловым, В.Н. Истоминым и другими коллегами продолжали обсуждать технологические моменты. И хотя процесс шел как по нотам, мы не могли уйти, не закончив всё до конца. Только третьего февраля мы покинули участок. Ушли уставшими за все 5 лет напряженной работы и удовлетворенными сознанием того, что совершили что-то значительное, что, может быть, удаётся сделать только раз в жизни.

Это был успех всех, кто участвовал в создании установок. Успех всего комбината. В октябре 1997 года еще две установки были введены в промышленную эксплуатацию. Установки по переливу жидкого гексафторида урана использовались как для переливов товарного продукта в транспортные контейнеры международного образца, так и для переливов отвального гексафторида урана в изготавливаемые на комбинате емкости. В процессе создания участка впервые применены многие принципиально новые для отрасли и комбината технические решения: компоновка оборудования с многоступенчатой схемой защиты персонала и окружающей среды; новая схема очистки вентиляционных газов; улучшенная система охлаждения и уплотнения автоклавов с применением холодильных машин Carrier. С 1991 по 1997 год специалистами участка, цеха, завода и комбината было подготовлено, оформлено и реализовано около 290 технических решений, некоторые из них не имеют аналогов в России и мире. В 2010 году по решению АО «ТВЭЛ» «в связи с избыточностью мощностей» производство на участке «Челнок» было законсервировано.

На АЭХК реализовано много проектов, не имеющих аналогов не только в нашей стране, но и во всем мире. Например, универсальная установка питания К-01 в здании 803 с применением автоклавов и технических контейнеров, установка по дообогащению «отвалов» К-03В с водяным охлаждением, герметичные «контайменты» в проекте «Челнок-А». Перечислить все – не хватит десятка страниц. Элегантные и эффективные технические решения – свидетельства высочайшего уровня наших специалистов, завораживающий по красоте полет инженерной мысли.

Разделительное производство России – это всего 4 комбината. Предприятия, составляющие истинную гордость нашей промышленности. В лихие годы смены экономической парадигмы мы потеряли многие производства – гражданское самолетостроение, машиностроительные мощности, но атомщики, как последний бастион, удерживают мировое лидерство в надежде, что их пример «подтянет» и другие отрасли.

В чем атомный секрет? В людях! Для нас Родина и патриотизм - не пустые слова. Мы знали, что наш труд необходим стране и вкалывали, не жалея себя. Отбор самых лучших, их тотальная «загрузка» интересными рабочими задачами, обмен знаниями и опытом с блестящими учеными и практиками, высокие моральные стандарты – этот сплав «Сделано в Минсредмаше», как самоподдерживающаяся цепная ядерная реакция, работает до сих пор. Конечно, Китай, Южная Корея и, предвижу, Иран, Индия составляют и составят сильнейшую конкуренцию, и важно сохранить нашу ядерную школу, передать весь опыт молодым, «заразить» их преданностью родному предприятию.

Одно из самых важных качеств успешного руководителя - поддержка талантливых специалистов и смелость в принятии решений. Директор не должен быть жадным. Нужно видеть потенциал в людях и давать им возможность для профессионального роста. И это касается не только руководящего состава, но и рабочих. Я всегда старался подмечать людей думающих, по-хорошему амбициозных, профессиональных - и двигал их вперед. Нельзя бояться, что тебе будут «дышать в спину», наоборот, важно окружить себя теми, кто в определенных вопросах будет сильнее и опытнее тебя. Тогда вам вместе по силам любая задача.

А еще руководитель должен найти сложный баланс между взвешенностью принятых решений и смелостью. Тем более на нашем предприятии это архисложная задача, ведь ошибка может стать настоящей катастрофой. Поэтому нас всегда учили помнить три составляющие: люди, оборудование, деньги. И только в такой последовательности. Сохранить людей, не повредить оборудование – мы, как летчики, были обязаны посадить самолет любой ценой и без потерь личного состава.

Как же быть, чтобы такая ответственность не скрутила тебя в бараний рог? Работать! Вопроса, где черпать силы, не стояло. Удовлетворение, вдохновение, драйв, идеи мы находили в новых задачах, «подзаряжались» друг от друга. Когда твои учителя – Шопен, Кошелев, Парамонов, в тебя вложен такой огромный пласт знаний и опыта, что он, как пружина, не даст остановиться. Огромная жизненная удача – быть частью легендарного и уникального коллектива ангарских атомщиков. Сожалею лишь о том, что был вынужден согласовать решение об остановке химического завода, и о том, что семью порой отодвигал на второй план. Однажды я приехал домой из очередной командировки и вдруг увидел: сыну - 7 лет, дочери - уже 10. Совместить интересы семьи и работу у меня, к сожалению, плохо получалось. Нам было так интересно трудиться на комбинате, мы так много сил вложили в его развитие, что моя судьба, как и у многих моих коллег с АЭХК, навсегда связана с родным предприятием!

 



Предприятия: "ТВЭЛ" (АО), Ангарский Электролизный Химический комбинат, Министерство среднего машиностроения СССР, аппарат (Минсредмаш СССР, Министерство атомной энергетики и промышленности СССР, Министерство Российской Федерации по атомной энергии, Минатом России, Федеральное агентство по атомной энергии, Росатом, Государственная корпорация по атомной энергии «Росатом», госкорпорация «Росатом»), УЭХК (АО «Уральский электрохимический комбинат»)

Персоналии: Вильянов В.В., Гусев В.С., Кошелев С.М., Шопен В.П.