ГлавнаяФоменков В. Г. → Первый шаг длинной в 20 лет

Фоменков Владимир Григорьевич

Заслуженный ветеран атомной энергетики и промышленности, кандидат технических наук, лауреат Государственной Премии СССР. Имеет награды: Медаль «За трудовую доблесть», Медаль «За доблестный труд. В ознаменование 100-летия со дня рождения В.И.Ленина», Бронзовая медаль ВДНХ, Знак Изобретатель СССР, Медаль «Ветеран труда», Знак «Ветеран атомной энергетики и промышленности», Медаль «В память 850-летия Москвы», Нагрудный знак «За заслуги перед атомной отраслью» 2 степени, Юбилейный знак «50 лет атомной отрасли», памятный знак «За ликвидацию радиационных аварий». Участник ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС.

Первый шаг длинной в 20 лет

Я родился 6 сентября 1932 г в г. Москве. В 1950 году окончил среднюю школу № 557 и поступил на 1 курс инженерного физико-химического факультета Московского института тонкой химической технологии им М.В. Ломоносова. В то время атомная отрасль вступила в период интенсивного развития и многие молодые люди были буквально была «заражена атомной романтикой». Вот и я мечтал стать одним из покорителей атома. После окончания первого курса факультет был переведен в МХТИ им. Д.И. Менделеева, который я окончил в декабре 1955 г, получив звание инженера-технолога по специальности физико-химик. 

Из преподавателей наиболее ярким запомнился д.т.н., профессор В.Б. Шевченко, который возглавлял кафедру №43 («Технология редких и рассеянных элементов») физико-химического факультета МХТИ им Д.И. Менделеева. Виктор Борисович долгое время возглавлял экстракционную лабораторию НИИ 9, с которой мне впоследствии посчастливилось весьма продуктивно сотрудничать.

Учась в институте, я очень серьезно занимался волейболом. Даже одно время стоял перед выбором: продолжать спортивную карьеру или заниматься научной деятельностью. Преподавателем физкультуры и тренером нашей волейбольной команды был замечательный человек Алексей Алексеевич Постников.   Слеты волейбольных команд РХТУ (МХТИ) им Д.И. Менделеева проводятся ежегодно и в настоящее время.

В мае 1955 г. меня с группой однокурсников направили в п/я912 (будущий ВНИИХТ) для выполнения дипломной работы. Мне с самого начала крупно повезло: я попал в лабораторию Бориса Николаевича Ласкорина, получил интересную тему «Сорбционное растворение труднорастворимых соединений урана». Для реализации работы Б.Н. Ласкорин направил меня в группу В.С. Ульянова, замечательного человека и специалиста. Под его непосредственным руководством и при активной поддержке сотрудников группы Р.А. Свиридовой, Н.В. Шуваловой я постигал азы научных исследований, культуру постановки и проведения эксперимента и, самое главное, учился жить и работать в коллективе. В дальнейшем все это очень пригодилось в жизни.

29 декабря 1955 г. я успешно защитил дипломную работу и по распределению с группой студентов факультета был направлен на работу в п-я 614 Министерства оборонной промышленности. Вскоре выяснилось, что мы попали не по специальности и после многочисленных наших обращений в государственные и партийные органы всех нас «отпустили» из этого предприятия. Так в декабре 1956г. я вновь оказался в стенах родного института, но теперь уже в качестве штатного сотрудника.

Трудовая деятельность началась в группе будущего Лауреата Ленинской премии Николая Николаевича Токарева, под руководством которого произошло окончательное становление как технолога и научного работника.  Мы занимались изучением возможности использования сорбционных процессов в урановой промышленности и впервые применению их к избирательной сорбции урана из пульп.

1957 год начался с трехмесячной командировки в г. Лермонтов в составе бригады (Л.И. Водолазов, Б.В. Тихомиров, В.В. Шаталов, А.И. Южин) для испытаний опытной контейнерной установки по сорбции урана из разбавленных пульп. Одновременно с этим проводились испытания различных конструкций колонн со взвешенным слоем сорбента для сорбции урана из разбавленных пульп. В результате испытаний к промышленному внедрению были приняты колонны со взвешенным слоем сорбента как более перспективные.

Осенью 1957 г в составе бригады под руководством Н.Н. Токарева я принимал участие в пуско-наладочных работах на заводе №12 МСЗ в г. Электростали по внедрению реакторного варианта сорбции урана из пульп, получаемых при вскрытии привозных концентратов. К концу года процесс был успешно внедрен и достигнуты проектные показатели.

Сорбционная бесфильтрационная технология, прародителем которой был Б.Н. Ласкорин, позволила значительно упростить технологический процесс, ликвидировать многочисленные операции фильтрации, резко сократить количество необходимого оборудования и реагентов и повысить извлечение урана в готовую продукцию. Достигнутые на двух заводах III ГУ результаты позволили ставить вопрос перед Министерством о переводе и других предприятий III ГУ на новую прогрессивную технологию.

В начале 1958г. Б.Н. Ласкориным была поставлена задача перевода завода НЗХК в г. Новосибирске на сорбционную технологию. Н.Н. Токарев и я полетели в Новосибирск, познакомились с производством и по просьбе директора завода П.С. Власова нарисовали на нескольких листках возможную аппаратурно-технологическую схему процесса. По нашим «рисункам» коллектив КБ завода под руководством Л.Н. Семенычева в кратчайшие сроки выполнил рабочий проект реконструкции цеха, и в конце года сорбционная технология была внедрена. Во внедрении, кроме Н.Н. Токарева и меня, принимали участие В.А. Лешкевич и И.А. Гаврилова (будущий Лауреат Государственной премии СССР). Передовую технологию в 1959г. быстро внедрили в г. Усть-Каменогорске при непосредственном участии В. В Шаталова.

Параллельно с этим в группе проводились работы по сорбции урана из пульп различных месторождений. В 1958 г. я в составе бригады сотрудников технологических отделов института вылетел в г. Навои на пуск опытного цеха по переработке урановых руд месторождения Уч-Кудук. Мы обследовали   аппаратурно-технологическую схеме, обнаружили ряд серьезных недостатков, и монтажникам пришлось многое перемонтировать в соответствии с нашими замечаниями. В результате опытный цех в 1959 г начал работать по полной технологической схеме будущего завода ГМЗ-1.

По тем масштабам проектируемый завод №1 должен был стать самым крупным рудоперерабатывающим предприятием Министерства. На предприятиях страны заказывалось уникальное по тем временам дробильно-размольное оборудование. Мы с В.А. Лешкевичем принимали участие в испытаниях и отработке конструкции пачука для сорбции урана объемом 125 м. куб. Аппарат такого размера был создан впервые по идее         Н.Н. Токарева и В.И. Вялкова. Испытания прошли успешно, аппарат обеспечивал все проектные показатели и был принят комиссией Министерства для строящегося завода ГМЗ-1.

В 1960 г. Б.Н. Ласкорин со мной и И.А. Логвиненко направился в Майлисай, решался вопрос с руководством комбината о переводе гидрометаллургического завода на сорбцию из пульп. После проведения лабораторных испытаний на заводе была смонтирована укрупненная установка. По результатам испытаний были выданы исходные данные ВНИПИПТу для проектирования промышленной установки. К сожалению, дальше технического проекта дело не пошло, т.к. в тот период, ввиду отсутствия перспектив расширения рудной базы, Министерство приняло решение о закрытии комбината.

В начале 1964 г Б.Н. Ласкорин (как мы его все называли Бэ.эН.) встретился с главным инженером химико-металлургического завода (№25) Сибирского химического комбината (г. Северск) Б.Н. Лоскутовым. Разговор закончился тем, что я в ближайшее время должен был появиться в Томске-7. В конце марта я получил предписание от первого заместителя Е.П. Славского А.И. Чурина, в котором говорилось, что я должен рассмотреть возможность применения сорбционных и экстракционных процессов извлечения урана и плутония на всех возможных переделах комбината. В предписании говорилось о том, что я имею допуск на все переделы технологического цикла, в том числе и особой важности. Такая бумага вызвала переполох в режимных органах и на первых порах создала определенные трудности режимного характера. Через 3 дня все режимные вопросы были улажены, и я отправился на заводы. Я ознакомился с технологическими процессами, на каждом из них, будучи весьма самоуверенным мальчишкой, надавал всяческих советов и рекомендаций по части внедрения сорбционных и экстракционных процессов и, весьма довольный собственным величием, отбыл в Москву.

Это был мой первый шаг в радиохимии, который продолжался затем целых 20 лет.

Все лето я практически провел в г. Навои: шла подготовка к пуску ГМЗ-1. 4 октября 1964г. состоялся торжественный пуск завода, в котором я принимал непосредственное участие. По возвращении в Москву меня ожидал сюрприз: грозная телеграмма из Томска, почему я не еду для реализации намеченных планов? Начались лабораторные исследования на заводе 25(М) СХК по сорбционному и экстракционному выделению урана и плутония. Учитывая значительный объем предстоящих работ, Б.Н. подключил И.А. Гаврилову. Полученные результаты явились основанием для создания промышленных установок, а наш доклад на Радиохимической конференции весной 1965г. был встречен с одобрением. Нашими работами заинтересовался химкомбинат «Маяк» (г.Озерск Челябинской обл.).

В 1965. Б.Н. Ласкорин в составе лаборатории №27 создает радиохимическую группу, стратегической задачей которой являлась разработка и внедрение сорбционно-экстракционной схемы переработки облученных урановых блоков с целью выделения оружейного плутония на радиохимических заводах. В конце 1965г. начались работы на химкомбинате «Маяк» на радиохимическом и химико-металлургическом заводах (235 и 20). Одновременно продолжались работы в Северске на заводах 15 и 25. В результате были внедрены сорбционные и экстракционные процессы в линиях урана и плутония на заводе 25 СХК с использованием сорбентов, разработанных в лаборатории 27 под руководством Б.Н. Ласкорина.

В 1968 г. Постановлением ЦК КПСС и СМ СССР от 08.02.68г. №99-30 и Приказом Министра МСМ от 05.03.68г.№ 063 во ВНИИХТе (НИИ-10) был образован отдел, под руководством Б.Н. Ласкорина, в составе которого на базе ранее созданной группы была организована лаборатория сорбционных и экстракционных процессов радиохимических производств №39 (Г-6), которую возглавил доктор технических наук, профессор Е.А. Филиппов, а я стал его заместителем. Тематикой лаборатории являлась переработка облученного металлического урана (облученных стандартных урановых блоков ОСУБ) для получения оружейного плутония и возврата в цикл его металлургических оборотов, получаемых при механическом производстве оружейных зарядов.

По результатам разработки и внедрения экстракционной схемы извлечения оружейного плутония из растворов завода 25 с использованием в качестве экстрагента ПАФН  в 1972 году я  защитил кандидатскую диссертацию под руководством д.т.н., профессора Е.А. Филиппова.

В кратчайшие сроки специалистами лаборатории были разработаны и внедрены на заводе 25 (СХК) и заводе 20 («Маяк») экстракционная и сорбционная технологии выделения оружейного плутония и урана-235 90% обогащения из оборотов и отходов химико-металлургического производства, позволившие дополнительно извлечь и вернуть в производство десятки килограммов оружейного плутония и высокообогащенного урана. Разработана, проверена в опытно-промышленном масштабе и внедрена на заводе 235 технология сорбционной очистки растворов ОСУБ от радионуклидов на силикагеле.

На заводе 235 в лабораторных условиях проводилась проверка экстракционной переработки самого сложного по солевому составу высокоактивного раствора с использованием экстракционной смеси на основе ТБФ и радиационно-химически устойчивого, пожаро-ядерно-взрывобезопасного разбавителя гексахлорбутадиена, предложенного Е.А. Филипповым. На реальных высокоактивных растворах проверялся статический вариант, результаты получились хорошие. На совещании у директора завода М.В. Гладышева, с учетом аналогичных опытов на заводе 15 в Северске, было принято решение о внедрении этого процесса по непрерывной противоточной схеме с использованием в качестве оборудования пульсационных смесителей отстойников конструкции НИИХИММАШа.  В короткие сроки установка была смонтирована и сдана в эксплуатацию, получив название «У-3571», или как ее любовно называли «фабрика».

В короткие сроки на «фабрике» были переработаны все ранее не перерабатывавшиеся жидкие высокоактивные отходы, накопленные в ацетатной технологии переработки облученных стандартных урановых блоков (ОСУБ), что позволило вернуть в производство десятки килограммов оружейного плутония. В данной работе я принимал участие в качестве бригадира комплексной бригады ВНИИХТ по пуску и освоению «фабрики».

На заводах 15 (СХК) и ГХК (г. Железногорск) была разработана и внедрена экстракционно-сорбционная технология выделения оружейного плутония из жидких ВАО прошлых лет с использованием системы ТАФО-ГХБД и сорбента ВП-1АП, выделены и возвращены в производство десятки килограммов оружейного плутония.

В 1966-1968гг на заводе ДБ (235) три института (НИИ-9, НИИ-10, РИАН) параллельно проводили проверку экстракционной технологии переработки ОСУБ. Принципиально схемы не отличались друг от друга, но институты на совещаниях у руководства комбината и Министерства отстаивал свои варианты, критикуя другие. В 1969г. на совещании в ЛГС все-таки удалось объединить усилия трех институтов, что значительно ускорило решение основной задачи: перевод переработки ОСУБ с ацетатной на экстракционно-сорбционную технологию.

После двух проверок схемы в «горячих» камерах на реальных растворах и опытной установке У-35-71 Министерством было принято решение о переводе завода 235 на экстракционно-сорбционную технологию с использованием разбавителя ГХБД, предложенного НИИ-10. На этом этапе активное участие в работах принимали А.К. Нардова, И.С. Серебряков, Т.С. Дакалова, Ю.П. Шишелов, Т.В. Жаворонкова, М.Р. Агевнин. Руководитель бригады В.Г. Фоменков. Работы велись круглосуточно в течение нескольких месяцев.

В начале 1976г. начались пуско-наладочные работы на заводе, проверка на имитационных растворах, заложенных в исходных данных режимов. После отладки оборудования и потоков реагентов 14 июня 1976 г на химкомбинате «Маяк» был осуществлен пуск в эксплуатацию первого в Советском Союзе  завода по экстракционной переработке металлического урана для производства оружейного плутония. Работа выполнялась в тесном сотрудничестве со специалистами НИИ-9 и РИ им. В.Г. Хлопина. На завершающем этапе многолетних работ от НИИ-10 принимали участие А.К. Нардова, И.В. Мамакин, В.П. Горовенко. Бригадир В.Г. Фоменков.

Главное, что дало внедрение новой технологии на заводе 235 – это резкое повышение качества конечных продуктов урана и плутония и сокращение в десятки  раз количества образующихся высокоактивных солевых растворов.

Учитывая высокие технико-экономические показатели, достигнутые на заводе 235 после внедрения новой технологии, Министерством было принято решение о реконструкции аналогичного производства на ГХК.  ЛГС быстро выполнил проект и летом 1979г. радиохимический завод на ГХК перешел на работу по новой технологической схеме.

За разработку и внедрение новой технологии на химкомбинате «Маяк» и РХ заводе ГХК Е.А. Филиппов и В.Г. Фоменков совместно со специалистами НИИ-9, РИ им. В.Г. Хлопина,  «Маяка», ГХК и ЛГС были удостоены Государственной премии СССР 1981г. Многие специалисты заводов и институтов были награждены орденами, медалями и грамотами Министерства.

В конце 1982 г. после кончины Н.Н. Токарева я был избран по конкурсу начальником лаборатории Г-4, которую я занимал до перехода в Министерство (1992г). Все эти годы лаборатория занималась усовершенствованием действующих аппаратурно-технологических схем, разрабатывала и испытывала новое сорбционно-экстракционное оборудование, оказывала помощь предприятиям цветной металлургии, молочной промышленности. Из крупных достижений необходимо отметить разработку и внедрение в 1984г. на Кирово-Чепецком химкомбинате аппаратурно-технологической схемы непрерывной сорбционной деионизации воды для нужд завода минеральных удобрений производительностью 1000 м.куб час с использованием сорбентов, разработанных во ВНИИХТе.

В 1992 году я был направлен в ОАО в Госконцерн «Атомредметзолото» (бывшее 1 Главное управление Минсредмаша СССР), где проработал до выхода на пенсию в 2006 г. главным специалистом-технологом. Общий стаж работы в атомной отрасли составил 50 лет.

В апреле 1986г. случилась катастрофа на Чернобыльской АЭС. Ряд сотрудников ВНИИХТа, в том числе и я, были направлены на ликвидацию последствий этой ужасающей радиационной катастрофы 20го века. Перед нами стояла задача по изучению возможности сорбционной и экстракционной очистки растворов от дезактивации подвижной техники. «Бригаду» возглавлял академик Б.Н. Ласкорин. В состав бригады входили специалисты ВНИИХТа кандидаты технических наук в области сорбционно-экстракционных процессов А.К. Нардова и А.А. Ильинский.  Нами проводились работы по испытанию дезактивирующих растворов в натуральных условиях на ПуСО№3 в населенном пункте Россоха и в отстойнике загрязненной техники в населенном пункте Рудня Вересня.  Испытывались дезактивирующие растворы на основе ТХЭ, содержащие комплексообразователи. Было показано, что применение дезактивирующих рецептур на основе ТХЭ наиболее эффективны для дезактивации отдельных узлов и деталей загрязненной техники, сильно загрязненных маслом или битумом, или покрытых лакокрасочным покрытием. Предложенные ВНИИХТ дезактивирующие рецептуры могли использоваться в качестве дополнительных средств к штатным средствам или как основные для загрязнений, не удаляемых штатными средствами СФ-2У.

За все эти годы мне посчастливилось работать под руководством Лауреата Ленинской премии академика Б.Н. Ласкорина, бок о бок трудиться с начальником лаборатории 39 (Г-6) д.т.н., профессором, заслуженным изобретателем СССР Евгением Алексеевичем Филипповым, сотрудничать и тесно общаться с такими яркими представителями отечественной атомной отрасли как Александр Сергеевич Никифоров -главный инженер химкомбината «Маяк» и затем директор ВНИИНМ им. А.А. Бочвара, Николай Николаевич Егоров–зам Министра МСМ, М.Ф. Пушленков-д.т.н., профессор, Б.Я. Зильберман –д.т.н., профессор  начальник лаборатории экстракционных процессов РИ им В.Г. Хлопина. Все эти люди отличались высочайшим профессионализмом, беззаветной преданностью своему делу, железной дисциплиной, бесстрашием.

Особенно хочется вспомнить замечательных женщин, сотрудниц лаборатории 39(Г-6) Ирину Александровну Гаврилову и Анну Константиновну Нардову. 

А.К. Нардова – блестящий ученый, экспериментатор, всецело посвятившая себя радиохимической науке и служению на благо своей страны. Прекрасно образованная, остроумная, долгие месяцы проводила в командировках на Урале и в Сибири. Нарушая все правила техники безопасности, могла сутками не выходить с завода, стараясь довести до полного совершенства начатый эксперимент. В период подготовки к пуску первого в СССР завода по выделению оружейного плутония вместе с мужчинами настраивала в каньонах пульсационную технику, и иногда это доверяли только ей, т.к., будучи весьма худощавой, она могла пролезть через любой люк. Всегда добивалась поставленной цели, твердо отстаивала свои взгляды перед самым высоким начальством.

И.А. Гаврилова – Лауреат Государственной премии СССР, специалист в области сорбционных процессов, занималась разработкой технологии сорбции оружейного плутония на заводах «В» и «М». Практически в одиночку на сорбционной установке переработала все зумпфовые воды завода «В», что позволило извлечь килограммы считавшегося потерянным оружейного плутония. Женщина с мягким характером, интеллигентная, тактичная, готовая всегда прийти на помощь.

Пишу все это не с целью саморекламы, а для того, чтобы рассказать нынешней молодежи о том, какими были атомщики моего поколения, как работали на результат, месяцами проводя в командировках, не думая о зарплатах и премиях. Наивысшей наградой и гордостью было внедрение разработок в производство. Любую технологическую схему старались сделать экономичной, логичной, простой и красивой.

 


Предприятия: Горно-химический комбинат, ФГУП (комбинат № 815, Красноярск-26, ГХК), Маяк, ПО (Челябинск-40, Челябинск-65, завод № 817, ХК «Маяк»), Министерство среднего машиностроения СССР, аппарат (Минсредмаш СССР, Министерство атомной энергетики и промышленности СССР, Министерство Российской Федерации по атомной энергии, Минатом России, Федеральное агентство по атомной энергии, Росатом, Государственная корпорация по атомной энергии «Росатом», госкорпорация «Росатом»), Урановый холдинг «АРМЗ» (АО «Атомредметзолото»)

Персоналии: Хлопин В. Г., Токарев Н.Н., Ласкорин Б.Н., и Гаврилов И.А.