ГлавнаяКозлова Е. А. → Мы жили дружно

Козлова Елена Александровна

Председатель Совета ветеранов АО «НИКИМТ-Атомстрой». Проработала 30 лет в отделении специальных покрытий. Инженер, автор более 80 статей и 20 изобретений. Награждена Орденом Мужества, отраслевым знаком «За вклад в развитие атомной отрасли» 1-й степени и другими наградами.

Мы жили дружно

Еще за год до защиты диплома в МХТИ им. Д. И. Менделеева (сейчас РГХУ им. Д. И. Менделеева) представители Минсредмаша приехали к нам на органический факультет и отобрали пять человек, предварительно побеседовав с каждым, в том числе и со мной. Мы заполнили анкеты, и на распределении молодых специалистов нас пригласили работать в Минсредмаш, а конкретно - в НИКИМТ, где я попала в отделение специальных покрытий.

Я очень благодарна судьбе, что меня сразу направили в группу, которой руководил талантливый ученый Юрий Николаевич Медведев, под руководством которого я проработала все тридцать лет. Он являлся генератором оригинальных идей для решения всевозможных задач, которые нам постоянно приходилось решать для объектов нашего министерства, и работать с ним мне было очень интересно.

Нас с первых дней начали привлекать к выполнению конкретных дел. Практически сразу я поехала в монтажную командировку в город Учкудук. Конечно, я там работала не одна, рядом всегда кто-то был, но мне пришлось руководить бригадой рабочих - расконвоированных заключенных. Только по молодости я не боялась, а сейчас, вспоминая эти годы, я оцениваю эту ситуацию как весьма экстремальную. И так было со всеми молодыми специалистами. Нас проверяли, сможем ли справиться, не спасуем ли. Через год - снова командировка, уже в Томск-7 на два месяца. И так далее. За годы работы я побывала в командировках и в Ленинграде, и в Навои, и в Ленинабаде, и в Мурманске, и в Вильнюсе, и в Новосибирске, а также в других городах, где строились и эксплуатировались наши объекты. Не прошло и пары лет, как я перестала чувствовать себя молодым специалистом, а стала уверенным инженером и с удовольствием бралась вместе со своими руководителями за решение всевозможных задач.

Отдельно отмечу научную работу. Когда я впервые пришла на заседание НТС нашего отделения, то была поражена, как интересно руководители докладывали о своих исследованиях. Мне казалось, что такой уровень для меня недосягаем. Но когда я начала готовить свои первые отчеты по работе, то мои руководители не просто вносили исправления в мои документы, а, посадив меня рядом, буквально вместе со мной разбирали все недочеты. А когда я стала готовить статьи для публикации или заявки на изобретения, то ни одна статья, ни одна заявка не ушла в печать, пока мы вместе всё не отточили. За время работы я подготовила более 80 печатных статей и два десятка изобретений, и все они в соавторстве с Ю. Н. Медведевым и Б. Н. Егоровым. Под их руководством не только выполнялись исследования, но и готовились публикации. В том, что мне удалось защитить диссертацию, их большая заслуга.

Если в первые годы я работала в командировках под присмотром своих руководителей, то уже через 5-7 лет мне доверили ответственную работу по изготовлению и монтажу на строящихся атомных ледоколах дезактивируемой теплоизоляции, где я руководила бригадой инженеров из нашего отдела, и мы успешно справлялись с этой работой. Ю. Н. Медведев выезжал к нам только для приема работ при их окончании. Так было при строительстве и атомных ледоколов «Арктика», «Сибирь» и «Россия». Незабываемо время работы на Балтийском заводе, где строились эти ледоколы. А потом и работа в Табошарах, где в течение последующего десятилетия пришлось заниматься огнезащитными работами. Деятельность на внедрении наших разработок не только помогала мне вырасти как специалисту, но и давала возможность приобретать инженерный опыт работы в условиях строящихся объектов. Здесь мы, будучи научными работниками, могли не только внедрить свои идеи, но и приобрести бесценный опыт.

Хочу особо отметить, что в нашем институте существовала заочная аспирантура. Чтобы в нее поступить, надо было сдать экзамены по иностранному языку и философии. В институте были созданы специальные курсы, где мы, поступившие в заочную аспирантуру, занимались в рабочее время. Здесь же сдали и вступительные экзамены, а потом ежегодно отчитывались о своей работе по теме диссертации. Каждый год Совет молодых специалистов проводил конкурс работ, где пришлось выступать и мне, при этом я получила высокую оценку от руководства института. В этом заслуга моих руководителей.

С руководством мы всегда были только на «вы», а внутри лаборатории, работая рядом многие и многие годы, мы общались на «ты». У нас была большая и хорошая столовая. Мы группировались по интересам, и нас не смущала очередь, потому что, стоя в очереди, мы с огромным удовольствием делились новостями. В группе, где я обедала, были Н. Н. Аносова, Н. В. Звягинцева, Э. К. Пенская, И. И. и В. Г. Шигорины. Мы говорили о своих детях, о новинках театра и кино, о строительстве дач. Поэтому обеденный час проходил интересно. В рабочее время мы были захвачены интересной работой, было не до этого, а за обедом нам хватало часа, чтобы обменяться впечатлениями обо всем остальном.

На работе мы всегда вместе отмечали дни рождения и все другие праздники. Особенно хорошо проводили чествования юбиляров. В связи с 50-летием или выходом на пенсию проводили торжественное собрание отделения, где юбиляру вручали грамоту и ценный подарок, говорили всякие приятные вещи, а потом - застолье в кругу близких людей, здесь же, в отделе или лаборатории.

На официальные праздники - 1 Мая, 7 ноября - обязательно была демонстрация, в ней участвовали практически все руководители подразделений, а остальных набирали по желанию. Демонстрация всегда проходила весело, так как общее настроение передавалось всем. Гремела музыка, призывы по радио. Как правило, в хорошую погоду мы брали с собой и детей. НИКИМТ катил тележку с лозунгами, на которую вставали и детишки. Эти праздники я вспоминаю с удовольствием, как и все, кто участвовал в них.

У нас не было дефицита в товарах. Мы часто ездили в наши закрытые города, откуда привозили много всего, что не могли достать дома. На работе нам предлагали продовольственные наборы. Не было проблем и с покупкой машины: ее мог купить практически каждый желающий. До 90-х годов можно было менять машину каждые пять лет. Это было и как награда за хорошую работу, и я не помню, чтобы кому-то отказали в этом при положительной характеристике. 

Очень важным было то, что НИКИМТ строил много домов для своих сотрудников. Я, будучи молодым специалистом, уже через два года получила квартиру от института, правда, малогабаритную, но рядом с институтом, и это мне очень помогло, так как до этого я ездила с другого конца Москвы, из Бирюлева. Таким образом, работая в институте, можно было решить вопрос и с жильем, и с машиной, и с дачным участком. Это был стимул для хорошей работы. В институте не было текучести кадров, из молодых специалистов вырастали специалисты высокого класса, и им не было необходимости искать другую работу. Тем более что заработная плата у наших специалистов была намного выше, чем на многих предприятиях страны.

У нас были свои санатории, дома отдыха, пионерские лагеря, пансионаты. Все это было - и было лучшим! Как и все в нашем министерстве. Е.  П. Славский смог организовать не только производство на самом высоком уровне, но и обеспечить достойный отдых для своих специалистов. Санатории «Горный», «Южное взморье» и многие другие, где мне пришлось побывать, оставляли самое хорошее и незабываемое впечатление. А сын до сих пор помнит пионерский лагерь «Юность», где он проводил и летние, и зимние каникулы.

Самой экстремальной ситуацией для меня, конечно, стал Чернобыль. Вот где проявилось умение минсредмашевцев решать любые задачи! Все было им по плечу. Несмотря на радиацию, несмотря на неизвестность. Ехали все и не боялись, что это опасно. Сразу хотели помочь, с первых дней этой аварии. Героизм проявляли все, и все чернобыльцы - Герои. Как могла, я рассказала об этом в своих книгах «Неизвестные герои советской эпохи» и «Схватка с неизвестностью». Когда готовилась к отправке первая группа для поездки в Чернобыль, а это были Б. Н. Егоров, И. Я. Симановская, Н. М. Сорокин, Б. В. Алексеев, Ю. В. Свешников, то мы им завидовали, что они туда едут. А уехали они в первых числах мая, и 9 мая 1986 года уже были там, приступили к решению задач. 

Но мы тоже пытались найти решения некоторых неотложных задач, и уже 16 июня вместе с Ю. Н. Медведевым и Е. М. Гольдберг я была в Чернобыле. Попала, как будто на фронт. Это было первое впечатление. А потом была работа по очистке кровель с помощью наших «промокашек», полеты на вертолетах для их забрасывания на кровлю и т. д. Все это незабываемо, несмотря на опасность и последующую потерю здоровья. Ничего не боялся наш директор Ю. Ф. Юрченко, даже ходил без «лепестка», и его не стало 13 января 1993 года. Шел «напролом», несмотря ни на что, Ю. Н. Медведев, и тоже ушел из жизни в 63 года, в 2001 году. Многие рисковали, и многих никимтовцев не стало очень рано. Вот так у нас относились к экстремальным ситуациям. Просто надо было помочь стране, спасти людей от распространения радиации, и наши сотрудники шли на это, ни с чем не считаясь.

Несмотря ни на что, я всегда считала и считаю, что работа в атомной отрасли относится к самой престижной, и очень рада, что смогла оказаться в ее рядах. То, что меня наградили Орденом Мужества и отраслевым  Знаком «За вклад в развитие атомной отрасли» 1 степени, а также рядом других памятных знаков, грамот и благодарностей, говорит о том, что я не зря работала в течение этих тридцати лет в коллективе НИКИМТа. Я с благодарностью вспоминаю своих руководителей, которые помогли мне стать таким специалистом, чтобы заслужить эти награды. Спасибо им всем!

 

Предприятия: Министерство среднего машиностроения СССР, аппарат (Минсредмаш СССР, Министерство атомной энергетики и промышленности СССР, Министерство Российской Федерации по атомной энергии, Минатом России, Федеральное агентство по атомной энергии, Росатом, Государственная корпорация по атомной энергии «Росатом», госкорпорация «Росатом»), НИКИМТ-Атомстрой

Персоналии: Славский Е. П., Медведев Ю. Н., Юрченко Ю.Ф.